• USD ЦБ 75.76 / EUR ЦБ 89.93

Общественно-политическая газета

Издается с 1937 года

16+
  • 70 военных судеб. Воспоминания о детстве в 1941-45 годы

    2015.06.290638 Дорогие наши ветераны, уважаемые читатели газеты! Вот и отгремели салюты в честь Великой Победы, и, отметив 22 июня День памяти и скорби, мы завершаем акцию «70 военных судеб». С 28 января «Березовский рабочий» успел рассказать 40 воспоминаний участников боев и тружеников тыла. К счастью, откликнулись многие ветераны. Благодарим всех! Понимаем, как трудно вам даются воспоминания о страшном пережитом лихолетье. Преклоняем пред вами колено за это мужество. Спасибо тем, кто смог с ваших слов записать рассказы и сделать их достоянием общественности.

    К сожалению, из-за сложной экономической ситуации не получается издать книгу по представленным материалам. Но газетные страницы останутся в архивах, значит, будут доступны потомкам.

     Зинаида ДУДКО (Завьялова-девичья фамилия), труженица тыла

     Когда началась Великая Отечественная война моя семья жила в селе Тауш, Чернушинского района, Молотовской области (теперь Пермская область), куда нас привез отец с мамой и оставил навсегда, а сам скрылся и больше мы его никогда не видели. Росли мы четвером без отца – два сына и две дочери.

    Как дальше жить, чем кормить детей, во что одевать? Мама, Пелагея Васильевна Завьялова начала работать в колхозе. В колхозе в то время за заработанные трудодни платили зерном после сбора урожая. Сколько может заработать одна женщина, чтобы прокормить четверых маленьких детей? Жилось трудно.

    К началу войны 22 июня 1941 года я закончила 4 класс, мне было 12 лет, младшему брату Николаю — 11, младшей сестре Валентине – 9 лет, самому старшему Владимиру исполнилось 16.

    Всех мужчин призвали а армию, в селе остались женщины и дети. Всех детей- подростков колхоз привлек к работе. Надо было вырастить и собрать урожай. Мы с младшим братом Николаем работали на колхозных полях на прополке. Вставали вместе с солнцем, шли в поле на целый день полуголодные — есть было нечего, полураздетые — одеть и обуть тоже было нечего. Мы понимали, что хлеб нужен был всем — и армии, и населению, поэтому очень старались.

    Затем нас, подростков, после прополки полей перевели на уборку льна. Сначала мы его рвали руками, связывали в снопы для просушки, потом на большом пологе колотили вальками. Семена увозили на склад, стебли шли на обработку для изготовления ткани.

    Следующая работа — заготовка сена для скота. Женщины косили траву, а мы граблями сгребали подсохшее сено сначала в копны, потом формировали в стога. На сенокосе нас в обед кормили супом. Мы были этому очень рады. Сена надо было заготовить много для коров и лошадей. Техники в селе было мало и всю тяжелую работу выполняли на лошадях.

    В деревнях и городах жизнь перестраивалась на военный лад, и все работали под лозунгом: «Все для фронта, все для победы!».

    С востока передислоцировали воинские части на запад, железные дороги были перегружены, части Красной армии распределяли на постой по деревням, чтобы переждать, когда можно будет двигаться дальше на запад. В нашем селе тоже стояла часть Красной армии, и в наш дом поселили военных, они ночевали у нас несколько дней. Наша семья жила очень бедно. Военные, видя такую нищету, посочувствовали нам. Один пожилой офицер подарил маме поношенные кирзовые сапоги, а старшему брату Владимиру – поношенный китель. Одному из офицеров я сшила кисет, на котором вышила буквы 3.3. - Зина Завьялова, а он пошутил: «Что обозначают цифры 33?» Где сейчас этот кисет: сгорел в огне войны, а, может быть, хранится как память о ней?

    Владимиру исполнилось 17 лет, он стал настойчиво проситься на фронт, и когда получил повестку, мы всей семьей провожали его вместе с двоюродным братом Сергеем Найдановым. Сергей меня обнял и сильно заплакал, как будто прощался, он так и не вернулся с фронта. А брат Владимир вернулся домой через семь лет весь израненный, но вся грудь его была в орденах и медалях.

    А мы так и продолжали работать в колхозе. Хлеб поспевал, его нужно было успеть убрать, не потеряв ни одного зернышка. Убирали чем могли: жнейками, комбайном, серпами. Уборочные машины останавливали только для устранения поломки. Я помню: молотилка стояла прямо в поле, к ней подвозили снопы, она их «пожирала», а с другой стороны сыпалось зерно, мы подставляли мешки, наполняли их, грузили на телегу и отправляли в село на склад. Работа шла днем и ночью. Кроме хлеба надо было убирать и овощи и, горох, и картофель. Горох крючили серпами, собирали в кучи, а потом перерабатывали молотилками. Картофель убирали уже в сентябре. Поля были огромные, тут главной силой были лошади, их запрягали в плуги-картофелекопалки, которыми выворачивали картофельные кусты, а мы шли следом собирали клубни в ведра, затем пересыпали в мешки. После сбора картофеля дружно на костре пекли «печенки» – это было для нас большим лакомством. Так мы работали все четыре года, пока шла война — все сдавали государству. Нам, подросткам, за работу ничего не платили, мы работали безвозмездно, старались для армии, жили ожиданием победы, верили в нее очень.

    Школу многие ребята бросили, не закончили. Но я продолжала учиться. Зимой школа не отапливалась, некому было заготовить дров, чтобы не замерзнуть, ребята сидели за партами в верхней одежде. На маленькой печке-буржуйке нам готовили горячий завтрак, в большую перемену кормили горячим супом, поэтому вместе с тетрадками мы приносили в школу чашку и ложку.

    О событиях на фронте узнавали на линейке перед уроками от учителей. Нам предлагали приготовить подарки для красноармейцев и мне очень хотелось им что-нибудь отправить. Я не знала, что отослать в подарок солдату и приготовила, что у меня было – мешочек гороху, который нам давали на трудодни вместо зерна. Подарки для солдат ребята нашей маленькой сельской школы готовили постоянно, несли кто, что может: кто – кисет, кто – варежки, кто – портянки, кто – сухари.

    В 1944 году я закончила 7 классов. Директор школы посоветовала мне учится на учительницу. Я поступила в Красноуфимское педагогическое училище и окончила его в 1947 году, и в этом же году я и мой брат Николай получили медали за доблестный труд в Великой Отечественной войне в 1941-45 годы. Затем по распределению приехала в г. Березовский, меня направили работать учителем в школу №20, которая располагалась в одноэтажном деревянном бараке Первомайского поселка. Школу вскоре закрыли, в 1954 году меня перевели в восьмилетнюю школу №6. Для повышения педагогической квалификации я окончила Свердловский педагогический институт по специальности учитель русского языка и литературы. В школе №6 доработала до пенсии, имею почетные грамоты.

    Родина не забывает меня — с 1985 года каждые 10 лет я получала юбилейные медали в честь дня Победы, и всегда участвую в параде ветеранов 9 Мая.

     

     Память не выйдет в отставку

    Ирина ТЕМЛЯКОВА, фото из семейного архива Людмилы Клычевой

              Во многих семьях во время Великой Отечественной войны пропали без вести родные и близкие люди. И спустя 70 лет родственники не могут узнать о их судьбе, о месте захоронения. Но некоторые, к счастью, находят…

    В Старопышминске живет семья Хомутовых Августа Васильевна и Константин Васильевич. У Августы Васильевны не вернулся с фронта отец Василий Семенович Бушуев и семья ничего о нем не знала. В 2014 году с помощью поисковых интернет систем ее племянница Людмила Клычева нашла место захоронения своего деда и побывала на его могиле.

             Василий Семенович Бушуев родился первого января 1907 г. в селе Каменное Озеро Сухоложского района. Там же работал, обзавелся семьей. В 1930 году семья Бушуевых перебралась на жительство в Пышминский завод. Работу Василий Семенович нашел на шахте №1 в Березовском, как и многие пышминские мужчины. Жена, Таисия Васильевна, хлопотала по хозяйству, забот было немало, подрастали дети: Августа, Леня, Женя и Гоша. Сохранилась семейная фотография 1940 года. К сожалению, на ней нет дочери Августы – она была в школе. Наступил страшный 1941 год. В июле 1941 года Василия Семеновича мобилизовали в ряды Красной армии. А вскоре пришло извещение, что он пропал без вести в первый год войны 18 октября.

                  Надежда хоть что-то узнать о судьбе своих родных появилась с созданием компьютерного банка данных, содержащего информацию о погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны. Воспользовалась такой возможностью и внучка Василия Семеновича – она дочь маленького Гоши с фотографии. Людмила Георгиевна выяснила, что дед воевал в Карелии в составе 313 стрелковой дивизии. Затем попал в плен и содержался в лагере для военнопленных в Финляндии. Умер от истощения 12 марта 1942 г. Похоронен в братской могиле в г. Коккола. Летом прошлого года Людмила Георгиевна с дочерью побывали на Мариан кладбище г. Коккола. Братское захоронение занимает территорию 2000 кв. м и отгорожено от городского кладбища забором. Содержится в порядке. В братской могиле захоронено 657 военнослужащих Советской Армии. В списке нашли высеченную в камне фамилию родного человека «Бушуев Василий Семенович 01.01.1907 – 12.03.1942». Положили на могилу горсть земли с Родины, живые цветы и поставили фотографию деда. Сделали видео и фотосъемку могилы солдата, когда-то пропавшего без вести, чтобы показать внукам и правнукам Василия Семеновича, его дочери, Августе Васильевне.

     

     



  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Добавить вопрос

Имя
E-mail
Вопрос:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Отправить

Карта города

Каталог предприятий

    Развернуть список