18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

Не дадим переписать историю! В поисках деда

03.03.2015 в 4:52

Нельзя позволить искажать факты! Пока мы живы – будет жива память о тех, кто ценой своей жизни отстоял мир. Вот пример поиска своего погибшего в Венгрии деда-солдата Второй Мировой внучкой, которая помнит его только по фотографии.

Там, где сходятся судьбы-дороги

Галина МАХОВА, п. Старопышминск

Моя мама родом из простой крестьянской семьи, родилась и выросла в небольшой скромной деревушке Крестовка, затерянной в полях Зауралья, в 10 км от районного центра Далматово Курганской области. До войны это было большое село, расположенное по обоим берегам речки Крестовка с белокаменным храмом в честь Вознесения Христова в центре. Отсюда в 1941 году и ушел на фронт мой дед – гвардии рядовой Иван Данилович Тетерин, 1913 г.р. Ушел, чтобы не вернуться, оставив в селе молодую жену и двух дочурок: годовалую и семилетку.

 С того времени и начинаются горькие воспоминания мамы и бабушки. Бабушка день и ночь трудилась в колхозе, а все хозяйство легло на хрупкие плечи семилетней девочки – моей мамы: надо коровушку пасти, подоить, да маленькую Аньку нянчить и кормить. Только и мечтали, чтобы война скорее кончилась и тятенька вернулся домой. Но в конце войны пришла похоронка и рухнула вся жизнь. Стали приходить письма от сестер бабушки из далекого Старопышминска, которые звали к себе. Думали-подумали и решили уехать.

Вот так обрела моя мама вторую родину. Ей только один раз довелось побывать в родной сторонушке. И было это в начале 60-х. в 70-ом и мы с братом там побывали в сопровождении бабушки. Мне уже было 15 лет и я подружилась с местной молодежью. Танцы проходили в клубе, переделанном из старой церкви. Девчонки плясали «русского», пели частушки. В тот год и показала бабушка место, где стоял до войны их дом, от которого остались только колышки. Жили мы тогда у маминого двоюродного брата Григория. Его жена Шура работала на ферме, убегала до зари на дойку, а обратно шла через березовую колку. Набирала ягод, грибов. Дома управлялась с коровой. Мы просыпались, а на столе уже стояли пироги с грибами, молоко с земляникой. Гулять не отпустит, если не выпьем по пол-литра парного молока. Вот такой запомнилась мне мамина деревня.

И вдруг в 2012 году потеряла я покой и сон. Мне снилась деревня, мама, которой не стало в 1983 году, будто она там и ждет меня. Я стала звонить двоюродному брату в Колчедан, спрашивала: жива ли еще Крестовка, есть ли туда дорога? Договорились о поездке на 20 июля. А 12 июля смотрю телевизор и в новостях на первом показывают, как в Венгрии открывают мемориал советским солдатам, погибшим при освобождении г. Секешфехервар от немецко-фашистских захватчиков. Сидела и думала: а может, и дед мой там похоронен?

И вот долгожданная поездка в мамину деревню по дороге на Курган. Справа остался г. Катайск, слева – 20 км до деревни Шутино (бабушка родом оттуда). Знакомые названия. Вот и столб с указателем «Крестовка-8». Вышла перевести дух, обняла столб, постояла. Казалось, сломайся машина, на коленях поползла б, лишь бы скорей! Незаметно как-то показались крыши домов. Попросила остановиться. Давление зашкаливало не только от жары! Табличка «Крестовка» валяется на земле. Подняла, погладила… вот она, память моей матери.

Старинные домики, старики на скамейках, ребятишки… Значит, жива деревня! Переехали через мост… Что стало с храмом? Пустые глазницы окон. А где же пятистенный дом? Улица закончилась. Я в растерянности и в слезах. Вдруг Господь послал женщину с девочкой. Познакомились. Фельдшер Зинаида Николаевна Воротникова – знает в деревне всех. Оказалось, что жива еще тетя Шура, но не помнит она ни маму, ни бабушку, ни меня. Попросила ее показать старые фотографии, среди которых нахожу две детские: мою и брата. Сходили с т. Шурой на погост на могилки родных положили цветы. Побывали и у обелиска в центре села, нашли имя деда и оставили букет. Взяла земельки, чтобы отвезти ее на могилки мамы и бабушки.

И вдруг в конце 2012 года звонок от В.Н. Воротниковой. Она нашла данные о моем дедушке в книге памяти Курганской области. Нахожу в интернете: «Тетерин Иван Данилович, род. 1913 г. с. Крестовка. Призван в Советскую Армию в 1941 г. в Далматово. Рядовой. 119 гвардейский стрелковый полк, 40 гвардейская стрелковая Енакиевская Краснознаменная дивизия. Погиб в бою 20.12.44 г. Похоронен в Венгрии 150 м юго-западнее шоссе Секешфехервар-Дунафельд, братская могила». Стала искать в интернете все, что связано с венгерским городом: Секешфехервар – главный узел сопротивления фашистской обороны. Шли тяжелые бои…

Связалась в интернете с Анастасией, которая занимается списками по увековечиванию памяти, она прислала 461 фотографию могильных плит красноармейцев, нужная мне оказалась последней. Узнаю, что с 2010-2012гг. были перезахоронены останки советских солдат, которые погибли при освобождении венгерского города. Думаю, тем, что потревожили прах деда и объясняется мое состояние и бессонные ночи. Посмотрела тот репортаж об открытии мемориала в 2012 году. Не зря, значит, кольнуло тогда мое сердце!

Работы по перезахоронению были проведены фондом «Поколение» депутата Госдумы Андрея Скоча. «После вывода советских войск с территории Венгрии могилы были в запустении и было решено перенести их с окрестных деревень на русское кладбище, практически, в центр города. Теперь в открывшемся мемориале покоятся 4138 советских солдат, среди них два Героя Советского Союза».

Мой дед внесен в список на увековечивание №3505 – запись сокращенная и неразборчивая. Через поисковик mail.ru «Поиск», «Мемориал» нашла фотографии самого мемориала, список безвозвратных потерь и сделала запрос о наградах. Пришел ответ, что мой дед награжден медалью «За отвагу» 29.02.1944 г за то, что в бою 22.02 1944 г за город Кривой Рог Днепропетровской области первым выдвигался к огневым точкам и уничтожил их. Лично уничтожил до семи немецких солдат».

В 2013 году с группой паломников мне довелось побывать в Далматовском мужском монастыре. У батюшки спросила: «Как поминать мне деда?». Уж очень участливо отнесся ко мне батюшка и спросил: «Отпет ли он?». Да кто же кого отпевал в войну и в послевоенное атеистическое время? Заказала молебен. А вот как смогу поехать в Венгрию, заберу с собой горсточку земли, – ее пока положили на могилу убиенного в монастыре монаха.  

Не осталось ни фотографии деда, ни похоронки – все утрачено при пожарах. Но фото помню: в зимней шапке-ушанке, ватнике, невысокого роста мужчина. А было ему всего 30 лет.

2930

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica