18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

70 военных судеб. Голодное детство мое

03.03.2015 в 4:55

В нашей семье было четверо детей: Нюра – 3 месяца, Коля – 3 года, мне пять лет и Виталий – 7 лет. У отца была бронь, но ночью постучали и вручили повестку. Больше в эту ночь никто не спал. Помню, как отец с нами прощался, что говорил маме.

Нюра в 8 месяцев умерла. Могилку копать было некому, попросили подхоронить к кому-то. Разрешили. Мама ездила по деревням меняла что-то на жито, потом устроилась в школу сторожем, позже – сторожем на шахту. Я все с ней ходила сторожить. Дорогу лесом знала. Однажды осенью, как всегда, пошла к маме да и заблудилась, оказалась посреди леса. Темно, куда идти – не знаю, и заревела. Посидела, подумала в какую сторону идти, решила вправо и вышла к Калиновке. Стою у забора и кричу: «Мама!», хотя знаю, что пришла не туда куда-то. Молодые люди возвращались из кино, увидели меня плачущую, подошли, узнали чья, взяли на руки и принесли домой. Мама меня уже искала.

Потом мама устроилась сторожем в садик. Надо было истопить три печи торфом, который почему-то хранили наверху сарайки. Я туда залезала и накладывала маме, выбирала крупный и все спрашивала: «Ну, хватит?», она просила еще немного и так без конца.

Мама и тетя Фекла сами рубили дрова и возили на себе. За продуктами ездили в Березовск, вместо лошади в телегу тоже сами впрягались. Воду возили тоже на себе. Мы помогали.

Еще мама стирала белье на госпиталь. Мыла не было, жулькала его в щелоке, сушила, затем катала и относила в госпиталь.

Есть было нечего. Хорошо, у нас была коза, которая давала около трех литров молока в день – этим и жили. Но пришли жулики и унесли все, что было: козу, самовар…

Старший брат Виталий был большим помощником, работал на Калининском торфянике. Но иногда приходил домой в слезах: норму не выполнил – хлеба не дали. Когда подрос, пошел работать на ПРВЗ пешком отматывая километры, очень уставал.

Помню, на фронт собирали посылки коллективно: носки, варежки вязали, писали письма.

Война кончилась, мы получили похоронку на отца. Как ревела мама! Я стояла и смотрела, не знала, что делать…

Летом я была в лагере на Шиловке. Мне сказали: «Принеси справку, что отец погиб и мы дадим тебе обувь». Я побежала домой. День был теплый, солнечный. Бегу быстро. Переведу дух и снова бегом. На одном дыхании сбегала туда и обратно, но в лагере сказали: «Ты, Аля, извини, отдали другой». За погибшего отца нам нигде ничего не дали.

Мама попросила пастуха взять Виталика подпаском. Взяли, хотя брат был еще достаточно мал. Вот тогда мы ожили! Он зарабатывал деньги и еще с каждой коровы 3 литра молока. Прихожу как-то домой, а там полный стол пряников и хлеб на тарелке. «Сейчас всегда будет так, пока не наедимся, ничего больше покупать не будем» - решил кормилец. Это когда отменили карточки.

В школе я училась хорошо. После седьмого класса пошла работать в пимокатный цех, освоила все специальности, получила 7-й разряд и пошла учиться в техникум. Маме, она жила со мной, охлопотала пенсию за отца. Это было подспорье. Брат Коля научился делать и вставлять окна и двери, работал в бригаде, которая строила дома в деревнях. Потом работал на мебельной фабрике. В 23 года Коля помогал Виталию строить дом, там его гроза и убила. Для нас это было второе большое горе.

Брат Виталий отслужил в морфлоте, окончил техникум, работал на БЗСК. В Березовском всегда его фамилия была на Доске почета. 

Алефтина ЧЕЧУЛИНА-НИФОНТОВА

 

2077

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica