18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

Вахта памяти. «Теперь это мой личный долг»

13.05.2015 в 1:20

Отчего так в России березы шумят?

Еще по осени грибник набрел возле Хлебного болота (так переводится с финского название поселения) на пенечек с солдатской каской. Позвонил в Петербург, на место прибыли бойцы поискового отряда и скоро поняли, что одним им не справиться: металлоискатель, словно сойдя с ума, пищал без передышки… Достали военные карты тех времен, открыли и ахнули: здесь проходили масштабные военные действия советско-финской войны. Да и без карт колючая проволока, окопы, столбы подсказывали: работы тут будет много. Следующим летом в Лейпясуо подтянулись поисковики других городов.  

Болото, в отличие от воспеваемого поэтами леса, вызывает в нас неприятные ассоциации, но эта экосистема уникальна, что Алина поняла сразу. Топь могла сохранить не только предметы, но и целиком тела. Она и сохранила, только черные копатели пришли на запах наживы раньше поисковиков и выбрали все стоящее. Стоящее в смысле денежного эквивалента, остальное – долг, возвращение человека из небытия, светлая память – не имеют для них цены, за это деньги не дают. А вот за каску частные коллекционеры заплатят 20 тысяч целковых. На изрытой черными следопытами площадке валялись лишь фрагменты тел и… валенки. Гора валенок, снятых с мертвых бойцов.

Девчонок поставили на «добор»: вытаскивать из очередной ямины кости. Из глубины показались фаланги пальцев, позвонки. Алина выдохнула вместе с брезгливостью воздух, плашмя легла на бруски, положенные поверх ямы, и опустила руку в двойных перчатках в разбавленную жижей землю. Позже, по осени, останки 20 бойцов будут торжественно перезахоронены в красных гробах, в присутствии жителей на деревенском мемориале. И каждый, кто до сих пор не знает-не ведает, где покоится дед или прадед, с тихой надеждой подумает, что, может, и его, родимого, через 70 лет предали земле добрые люди. А всего будет захоронено в братской могиле 185 бойцов 95-й стрелковой дивизии, погибших, защищая Ленинград, в последние дни той Зимней войны.    

…Теперь отряд Алины перебросили ко второй ямине. Вокруг нее росли крепкие, нарядные, «есенинские» березки. Поисковики и не подумали ими любоваться: березки – первый признак захоронения. Это своеобразный памятник-плач природы, как и темно-зеленая трава, и черника, изумительно вкусная, размером с вишню, что для уральцев в диковинку. Здесь лежали десятки бойцов, которых крепко держали в своих объятиях корни деревьев. Начался лесоповал: парни валили деревья, распиливали корни, выкорчевывали пни. Четверо девчонок были каждую минуту на подхвате. Наконец, появились шинели и тела. От сильного трупного запаха немного спасал багульник. Здесь лежали ровесники бойцов отряда «Стикс», и осознание этого тоже было для молодых людей испытанием: кто у солдатика или младшего командира остался дома? Наверное, мама, сестренка, брат, может, любимая девушка. Жизнь, а значит, его Вселенная, погибли от одной пули.

Чтобы отключиться от печальных мыслей, ребята нагружали себя работой от восхода до заката. Тела поднимали, очищали, складывали на носилки и несли на плечах по трясине пять километров до лагеря. Там, на площадке под навесом, осторожно укладывали печальные находки.

Связные истории

Эту «дорогу жизни» из блокады забвения и беспамятства проложили, конечно же, фронтовики. В послевоенные годы оставшимся в живых не давала покоя мысль, что их товарищи, в потных гимнастерках и перепачканных окопной глиной шинелях, лежат брошенные и никому не нужные под ковром опавших листьев и прошлогодней хвои. Будто и не жили, словно не бросались на амбразуры и под танки. Так благодаря ветеранам в середине 60-х годов стране появились первые поисковые отряды, как правило, на базе школ, училищ, техникумов. Неформалы действовали без какой-либо законодательной базы, без приказов и распоряжений: власти не мешали обыкновенным благородным людям, не думавшим о славе, просто взваливших на себя боль миллионов не захороненных и неизвестных солдат Великой войны, но и не помогали, поэтому отрядам приходилось рассчитывать только на себя. Правовой прорыв произошел лишь в 1988 году, после начала перестройки. 13 марта в Калуге состоялся первый Всесоюзный сбор поисковых отрядов, на котором был создан их координационный Совет во главе с ветераном войны, идеологом поиска, журналистом Юлием Иконниковым. После распада СССР возникла Международная ассоциация общественных поисковых объединений «Народная память о защитниках Отечества».

В Уральском государственном педагогическом университете поисковый отряд создали ровно десять лет назад студенты и преподаватели исторического и географо-биологического факультетов. Тогда Денис Мартынов, кстати, парень из Кедровки, член поисковой группы «Надежда» школы №21, собрал пятерых энтузиастов. Назвали организацию «Стиксом»: так древние греки именовали реку подземного царства, через которую души умерших перевозит Харон. А еще боги клялись Стиксом, и эта клятва считалась самой священной. Путь отряда лежал в Брянск, потом в Московскую и Ленинградскую области.

Сегодня в университетском музее для поисковиков отвели даже отдельный зал. Под стеклом армейских ящиков хранятся экспонаты – личные вещи бойцов: шапки-ушанки, набор из зубной щетки, зубного порошка, мыла, алюминиевые ложки, гильзы, котелки, снаряды, осколки. Ящики герметичны, их нельзя открывать: невидимые микроорганизмы могут загубить бесценные находки. Об артефактах и отряде студентка Института специального образования (факультет дефектологии) Алина Гусева рассказала на уроках мужества в школах №1, 2, 33 родного Березовского. Мальчишки слушали заворожено.

Наша собеседница училась в ОУ №2, историей не увлекалась, предпочитая ее литературе. Какая надобность зубрить даты и географические названия, когда Толстой так образно показал небо Аустерлица глазами Андрея Болконского, что это название на всю жизнь останется в памяти? На первом курсе студентов-новобранцев повели в университетский музей, прилежная Алина в числе однокурсников вежливо выслушала информацию и посмотрела экспонаты. Зацепила ее лишь фраза экскурсовода, что поисковый отряд выезжает летом под Санкт-Петербург и там работает целый месяц, живя в палатках на природе.

Самих поисковиков увидела случайно лишь на втором курсе, а они пригласили девушку на свое собрание. Через несколько минут поймала себя на мысли: ей это интересно. Но попасть в отряд оказалось не так просто: надо было целый год читать статьи, сидеть в архивах с документами и участвовать в жизни «Стикса». Большинство «старичков» отнеслось к ней с недоверием: мы – историки, это наш хлеб, а ты человек сторонний. Ей бы развернуться и уйти, найти себе другое хобби: однокурсники то в кино, то в ночной бар завернут в выходной, но у Алины – характер! Вместо того чтобы обидеться на колкости, достала учебники и зачастила в библиотеку, ходила на теоретические занятия, где четко учили: работать будешь не на колхозных грядках, а на поле, напичканном снарядами. Поэтому не надо копать землю как картошку или изображать собаку, отрывающую спрятанную про запас кость, следует идти вглубь слой за слоем, не выходя за отчерченные границы. Нашел твердый предмет – лопатой по нему не лупи, а аккуратно, как археолог где-нибудь на берегах Нила, погружающийся в тысячелетнюю историю египтян, окапывай пятачок. Скоро Алина почувствовала в отряде почти своей.

Окопное поверье – смертный медальон 

На практике все оказалось страшней и интересней одновременно. Ей выдали одно из главных орудий поисковика – щуп: полутораметровая железная палка, пронзая рыхлую землю, «чувствует»: резина, камень, корень или металл под толщей земли. Кость дает глухой звук, корень вообще беззвучный, более того, если это действительно корень, то острый наконечник щупа останется чистым. Сначала по территории идут разведчики – зигзагами или по полосе. Если металлоискатель запищит, они дают знак остальным бойцам. Конечно, это может оказаться банальная консервная банка: наш народ не привык за собой убирать в походах. Но может и снаряд.

– В таких случаях вызываем саперов, чтобы они обезвредили и увезли находку, – рассказывает девушка. – Если у снаряда нет взрывателя, уже не так страшно. Его готовим к перевозке, оформляем необходимые документы и отсылаем в музей. Выискиваем противопехотные осколочные ручные гранаты. Первую свою РГД-33 спутала с саперной лопатой: из земли торчала похожая на ее черенок рукоятка. А металлоискатель и разведку мне доверили только на третий сезон.

После таких рассказов мама тоненькой, стройной студентки, которой в ноябре исполнится только 23 года, начинает бурно отговаривать от следующих экспедиций. Зато папа слушает внимательно и помогает в сборах, а пятилетний Матвей требует подарить ему малую пехотную лопату и пошить военную форму, чтобы идти с сестрой в далекие края на поиск настоящих солдат.      

В 2013-м отряд работал в Карелии, а в 2014-м вернулся в Лейпясуо, где нашли боевой самолет и землянку времен Великой Отечественной, сверху покрытую палаткой. Там лежали кости 15 человек и две железные таблички – «Зорька» и «Задор». Видно, с кличками лошадей, что служили в полку. Разведка показала: в этих местах должно быть не менее трех сотен погибших. И работа началась: кусок ремня, лоскут шинели, дерн, под которым кости, котелки и ложки с выгравированными именами. Порой имен было несколько: после гибели товарища солдаты брали посудину себе и пользовались ею. Вот только медальонов нашей юной землячке ни разу не пришлось найти. Эту удлиненную ладанку, в которой хранился лист бумаги, бойцы боялись как черт ладана: многие отказывались заполнять его, вписывая группу крови, место рождения, а, главное, имя и фамилию. Бытовало окопное поверье: так ты сообщаешь старухе с косой свои координаты. Одни в колбочку клали чистый лист, другие вовсе выбрасывали бумагу или сам медальон. Никто не хотел умирать. И никто тогда не думал, что кроме смерти есть еще забвение. 

В 2012-м отряд нашел 51 бойца, в следующем году – 32. И лишь одно имя по счастливой случайности было восстановлено: у красноармейца в вещмешке оказался членский билет спортивной организации. Фотография в документе сохранилась, а вот чернила стерлись. Тем не менее, по номеру в архивах восстановили фамилию и имя. А потом нашли и родственников, которые приехали в русскую деревушку с финским названием и участвовали в захоронении. Они еще раз пережили все с начала: войну, потерю близкого человека, реабилитацию семьи, ведь без вести пропавший – это предатель, раз не нашелся, значит, ушел к врагу, и родственники становились «прокаженными». Всего за десять лет «Стикс» вернул 150 бойцов, но только пятнадцати из них – имена.   

После недавней встречи поисковиков в Сургуте, где выступали дети и рассказывали подробно о своих погибших предков, Алине стало неловко: а что она знает о собственных родных? Выяснилось, что прадед Хамат Гайнетдинович Гайнейтдинов пропал в июле 1942 года под Сталинградом. В похоронке так и было написано: «пропал без вести».

– Теперь мой личный долг найти его следы, – говорит Алина. – Вообще, история страны живет рядом, в твоей семье. Другой прадедушка по папиной линии, Петр Алексеевич Гусев, вернулся живым с фронта, а его брат пропал без вести. Ну, а прапрадедушка воевал на финской войне. Белых пятен в биографии семьи хватает, и у меня ощущение, что надо спешить, пока живо старшее ее поколение.

«Не нужен нам берег турецкий»

Ближайшее лето у Алины Гусевой все расписано: сдать госэкзамены, поступить в магистратуру – и в экспедицию! Вуз обещает поддержать своих поисковиков материально, пригодятся и гранты, полученные ребятами за научную работу. К слову, в декабре в Москве прошел конкурс творческих работ имени Юлия Иконникова, посвященный сохранности памятников воинам. Презентованный Алиной Гусевой проект «Помним. Гордимся. Храним» о заброшенных памятниках на Широкореченском и Михайловском кладбищах и работе отряда по их спасению занял первое место. 

Знакомые зовут отдохнуть в Турцию, но что ей там делать: однообразие и скукота. Лучше съездить на очередную встречу с единомышленниками Сургута, Тюмени, эти встречи «в тылу» подпитывают не меньше, чем работа «на передовой». И потом – всем застольям all inclusive ей милей каша, приготовленная на костре. Дежурные по лагерю встают с первыми лучами солнца, разжигают огонь, кипятят воду и готовят завтрак на весь отряд.  

– Первый обед у меня не удался, – с улыбкой вспоминает студентка. – От волнения забыла посолить поджарку, окрестили неумехой, но потом реабилитировалась, научилась в походных условиях не только рисадушки – оладушки из рисовой каши, но и тортики печь. По сладкому и обычному молоку, правда, в поле скучаю, магазинов-то в лесу нет, до ближайшей деревни, бывает, 10-15 километров, а продуктовая лавка приезжает раз в неделю. Караулим ее! Чувствую, что каждая вахта меня меняет. Я становлюсь терпимее к людям, ведь, кроме этих 25 человек, у тебя в данный момент никого нет. Нет комфорта, телевизора, мобильной связи, интернета, но оказывается, что можно легко прожить без боевиков, светской хроники и новостей об очередной напившейся и буянившей в самолете «звезде». В лесу над тобой настоящие звезды и рядом настоящая команда, а ты проходишь не фейсконтроль и дресс-код в ночном баре, а экзамен на стрессоустойчивость. И ничего, что целый месяц нет сауны с бассейном: полевая баня – землянка с печкой не даст пропасть.

На это лето у отряда появился новый адрес: малоизвестное историческое место – «Рамушевский коридор» (по следам Демянской наступательной операции) в Новгородской области. Пока же в минувшие выходные Алина участвовала в реконструкции событий войны вместе с военно-патриотическим клубом «Горный щит», была санитаркой. А послезавтра она едет в Москву на парад Победы. Березовчанка пройдет по Красной площади в составе Бессмертного полка: трое бойцов отряда «Стикс» понесут штандарты с портретами трех солдат, чьи имена они вернули из небытия. Их, пропавших без вести, осталось около миллиона. И война не закончится, пока последний из бойцов не будет похоронен с победным салютом.    

Лилия  ЯНЧУРИНА, фото автора и из личного архива Алины Гусевой

 

 

Фото

Алина Гусева

По фото в спортбилете нашли имя бойца

Поисковики откапывают «санитарное» захоронение в Ленинградской области

Страшные находки войны

              

2972

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica