18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

«У комиссии не было цели подарить шоу»

30.09.2015 в 10:25

– Основания закрыть заседания у нас есть, они прописаны в положении. А из вашей заметки выходит, что мы вообще произволом занимаемся. Но это не так.

– Я немного другие основания имею ввиду. По моему разумению, для закрытости должны быть основания не просто «захотел – закрыл», потому что так в положении прописано, а более веские, основанные на законе.

– Про основания мы говорили не раз – мы работаем с персональными данными кандидатов и задаем очень неудобные вопросы. У комиссии не было цели подарить шоу широкому кругу людей, а была цель реально выявить возможности каждого из кандидатов, их потенциал. Для этого изучался послужной список, выписки из трудовых книжек, задавались вопросы по формулировкам увольнений, по вопросам призыва и так далее. Самые неудобные вопросы, где-то порой провокационные. На внешнее поведение кандидата обращали внимание, на то, как он отвечает на неудобные вопросы, потому что главе придется отвечать на неудобные вопросы. Чтобы не допустить личного ущерба кандидатам, мы приняли решение закрыть заседания. Члены комиссии, заботясь о репутации кандидатов, где-то, может, поступились какими-то…

– Вы у кандидатов спросили о присутствии журналистов, или вы за них решили?

– Не кандидаты решают о присутствии журналистов, это полномочия комиссии.

– Вы о них позаботились, чтобы им ущерба не было…

– Прессе можно было присутствовать на выходе, пресса задала все вопросы всем кандидатам.

– Но как одну из причин вы назвали заботу о кандидатах, чтобы им не доставить неудобств. Нигде же в положении не написано, что вы должны о них заботиться…

– Забота о кандидате… Вы не формулируйте сами за меня. Не будем цепляться за слово «забота». Чтобы не допустить какого-то личного ущерба, потому что мы работаем с персональными данными – это главная причина. На старте этой комиссии у меня было убеждение, что это должно быть публичной процедурой. На начальном этапе я был против закрытости комиссии. Но когда начались заседания, я стал уверен и убежден, что комиссия должна работать в закрытом режиме. Акогда кандидат выходитиз зала заседаний, он попадает в объятия журналистов, пожалуйста.

– А можно ознакомиться с протоколами заседаний, чтобы все-таки узнать причины закрытости?

– Протоколы сейчас еще оформляются. Когда они будут готовы – не вопрос. Хотя я узнаю, можем ли мы предоставлять эти протоколы журналистам.

– А выписки из протоколов?

– Не факт, что мы их вам предоставим. Мы не подотчетны журналистам в этом вопросе.

– Не кажется вам, что это формальный подход? Это же не журналист Калдин и журналист Стуков хотят проникнуть на заседания комиссии. За нами стоят наши читатели, представители общественности, другие люди… Они нам звонят, спрашивают про эту комиссию…

– А почему они вам звонят? Вы представители комиссии что ли? Почему они мне не звонят, как председателю комиссии, который по положению должен информировать. Я бы на все их вопросы ответил. Никто меня не спрашивал. Вообще никто, кроме представителей СМИ.

– Тяжело вам даются эти выборы?

– Тяжело. Высокая степеньнапряжения,ответственность, важно не допустить какую-то ошибку...Нужно сработать безупречно.

– Вы считаете, что ошибок не совершали?

– Я не скажу, что совершил ошибку или не совершил. Но, раз у меня позиция в каком-то вопросе переменилась, появились мнения специалистов о том, что комиссия может отсеивать кандидатов, то мое первоначальное мнение не устояло. Но это не ошибка. Многие главы городов, у которых только предстоят выборы по новой схеме, внимательно смотрят за нами – «вы сейчас дров наломаете, а мы по вашему проторенному пути пойдем». Вернее, они наоборот просят, чтобы мы дров не наломали…

– У вас есть какая-то внутренняя ответственность, что вы представляете 73 тысячи человек – население Березовского городского округа?

– Есть, конечно. Эта мера ответственности наблюдается у всех членов комиссии. Мы действуем согласно положению, ничего не придумываем, что идет вразрез с действующим законодательством.

– Вы действовали согласно букве этого самого положения, когда отсеяли Тамару Головня? Мне не очень понятно уведомление Тамары Дмитриевны, где о решении по ее кандидатуре нет ни слова. Каким образом она должна понять, что она не прошла?

– В течение пяти дней конкурсная комиссия уведомляет кандидатов о решении конкурсной комиссии. Это решение Тамаре Головня предоставлено, она его лично забрала.

– Я увидел в этом положении скользкие моменты. На этапе приема документов вы вправе отказать кандидату, объяснив причину отказа. После первого этапа конкурса вы вправе отказать кандидату, объяснив ему причину отказа. И только после второго этапа ничего объяснять не нужно, этой строчки нет. Вы отказались называть причины, потому что нет этой строчки в положении?

– Причем тут эта строчка. Конкурс предполагает победителей точно так же, как и проигравших. Когда ставится вопрос на голосование, кого из кандидатов конкурсная комиссия будет представлять на Думу, идет голосование по каждому кандидату, так называемое рейтинговое голосование. Результаты голосования мы доложили, они не секретные. Мы долго спорили, будем ли мы отражать в решении комиссии, почему не прошел кандидат.

– Вы не считаете обязанным перед общественниками, руководителями предприятий объяснить причины закрытости ваших заседаний и причины недопущения одного из кандидатов.

– Мы объяснили причину уже. Комиссия приняла решение. Сколько раз вам объяснять это?

– Мы хотим знать о причинах недопуска кандидата.

– Еще раз говорю – рейтинговое голосование.

– То есть, причина – это рейтинговое голосование.

– Не совсемпричина. Каждый член комиссии руководствовался своими мотивами.

– А вы лично голосовали за допуск Тамары Головня или против? Можете свою личную причину назвать?

– Я голосовал за то, чтобы Тамару Дмитриевну не представлять, потому что, по моему убеждению, исходя из ее личных качеств, послужного списка – я убежден в том, что она не может быть главой Березовского городского округа. Я ее хорошо знаю, мы работали в городской Думе, я неоднократно был в суде по ее инициативе, поэтому ее качества мне очень хорошо знакомы.

– За Андрея Еланцева вы проголосовали, но ведь он личность неоднозначная…

– Я голосовал за то, чтобы представить его кандидатуру на рассмотрение Думы.

– Потому что он ваш коллега, тоже депутат?

– Это не корпоративная солидарность. Мы смотрим не личные какие-то обиды, мы смотрим только на то, чтобы представить на рассмотрение Думы тех кандидатов, которые могут претендовать на избрание.

– А вот Станислав Машьянов… вы его не знаете совсем, а проголосовали за его представление. Его послужной список проигрывает Тамаре Головня, но вас, видимо, это устроило?

– Меня устроило. У него хороший потенциал. Он достаточно хорошо подготовился, представил программу, зная проблемы города. По всей видимости, он изучил какие-то стратегические документы городского округа. На вопросы достаточно уверенно отвечал. С моей точки зрения, он достаточно неплохо себя показал.

– А в чём отличие Тамары Головня и Станислава Машьянова? В возрасте?

– Возраст не может быть критерием. Личные качества, уровень образования. Машьянов – человек на подъеме, у него перспективы, это видно. С моей точки зрения, у него большой потенциал, инженерный ВУЗ за плечами, работает в РЖД – это о многом говорит. Человек хорошо самоорганизован. Не хочу говорить публично о каких-то качествах Тамары Головня, но оснований для отказа, я вас уверяю, у меня лично много.

– А не проще было бы пропустить ее на итоговое голосование и не создавать негатива в СМИ? Объективно у нее нет шансов. А тут такой скандал …

– Право каждого кандидата – оспаривать результаты комиссии. Но! Члены конкурсной комиссии посчитали, что Тамара Дмитриевна не может быть главой по многим основаниям. Один из членов комиссии даже сказал «Я не при каких обстоятельствах не буду голосовать за представление этого кандидата на Думу». Более того, по результатам рейтингового голосования и другие кандидаты могли не пройти. Мы же конкурная комиссия! А иначе, зачем нас сюда собрали? Давайте тогда всех пропустим, зачем все эти рассмотрения…

– Вы говорили, что у вас были тяжелые споры о том, можете вы отсеивать или нет…

– Были. Но тяжелые споры именно в сфере законодательства. Споры были далеко за рамками комиссии. Я даже консультировался с преподавателем юридического университета, он имеет большой опыт работы в органах власти. Он меня переубедил, что отсеивание кандидатов – вполне законно.

– Но этого нигде не написано?

– Конечно, это же консультация. Комиссия именно для того и нужна, чтобы определить победителей и проигравших. Это я на финише так говорю, на старте у меня было другое мнение. Я считал, что комиссия не может никого отсеивать, и мы горячо спорили, в том числе и по этим причинам заседания комиссии были закрытыми.Я искал нормы запретительные, искал подкрепление своим аргументам, когда у меня была другая точка зрения. В итоге аргументов не нашлось. Вот вы бы сами проголосовали за Тамару Дмитриевну?

– Если бы эти выборы были прямыми, как раньше, и у меня был бы выбор – я бы проголосовал за другого кандидата. Но здесь иная ситуация, это выборами назвать язык не поворачивается.

– Это конкурс, который является частью процесса избрания главы! Это состязание. Если кандидат не прошел рейтинговое голосование, мы не можем представлять его на Думу.

– Новая система выборов вам нравится?

– Конечно. Вы сами видите, прошел единый день голосования, а в Березовском – все спокойно. Никто не нервничает… кроме кандидатов, прессы и членов конкурсной комиссии.

– У нас междусобойчик получается, человек для двадцати?

– Мы стараемся информировать, белье на людях не перестирывается, грязью никто не кидается. Я считаю, что такая форма выборов достаточно неплохая.

9941

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica