18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

Беженцы с Украины: не поминайте нас лихом!

10.11.2017 в 6:00

Страдание и сострадание

Они прилетели на редкость в теплую ночь 30 июля спецбортом МЧС и тогда же были доставлены в НБП – 59 беженцев, из них 21 ребенок, растерянные и возбужденные одновременно: куда их забросила судьба, что будет завтра с семьей, как выжить с детьми? Многие сошли с трапа самолета в чужом городе в тапочках на босу ногу и пластиковым пакетом в руках, где были только документы и несколько сотен гривен. Выезжают же гости из пригревшего их «Солнечного» в зиму. Одни – в никуда, другие – с конкретными ответами на все те же жизненные вопросы, поскольку знали, что по российским законам в пунктах временного пребывания можно находиться от 30 до 90 дней, и только в исключительных случаях –до года. За 15 месяцев в здравнице нашли кров 105 человек, сегодня остались в комнатах 15. Мы не раз бывали в гостях у беженцев с Донбасса, с ними через газету знакомы наши читатели, ведь это они в числе многих сердобольных горожан бросились тогда собирать одежду и обувь, покупать «химию», канцтовары и игрушки детям, а еще – постельное белье, полотенца, гигиенические принадлежности: у людей не оказалось даже зубной щетки и пасты, когда спасались под обстрелами «Градов», не до шампуней и мыла было. А ведь приехали многие с грудничками, которым требовались подгузники, детское питание, и коляски. Эти малыши не выбирали себе такого военного детства, и грех было не помочь ребятишкам.

А еще через редакцию посылали деньги – на лекарства. 87 тысяч 700 рублей собрал благотворительный фонд «Созидание». Подарки складывали штабелями в зале профилактория, сортировали, раздавали. Не требовалось лишь еды: на каждого переселенца выделялось в сутки по 800 рублей, правда, в эту сумму входили и коммунальные расходы. Потом энтузиазм горожан как-то стих, но все равно украинцев не забыли, откликались на их просьбы.

Последние из них приехали 22 августа и первого сентября 2015 года. Среди них – Василий Варакин из Донецка. Молодой мужчина в полной растерянности: ждал разрешения на выезд в Красноуральск, но начальник ПВР Татьяна Черных сообщает неприятную новость: в переезде ему отказано. Василий с работы уже уволился, значит, ему грозит остаться в прямом смысле на улице. В Донецк, говорит, возвращаться ему нельзя. Он слесарь-наладчик, есть диплом, трудовая книжка, готов на любое трудоустройство. Может, кто-то возьмет его в свой коллектив?

А как сложилась судьба тех, с кем мы прожили эти трудные 15 месяцев? Еще до открытия ПВР в Березовском оказались 10 семей с юго-востока Украины. Поваровых с тремя детьми из Харцизска приютил Александр Шведов на базе отдыха «Чистые пруды». Им искренне помогали пенсионеры и целые трудовые коллективы деньгами, пропитанием, одеждой. Стоило написать, что у девчонок нет игрушек, поскольку мишки и кати не поместились в машину, как тут же их завалили куклами, книжками, играми. Потом семья переселилась в «Солнечный», а нынче в июне они уехали домой. Говорят, Николай устроился на свою шахту, иной информации о наших героях нет.

Новиковых с двумя малышами руководитель санатория Сергей Корчагин пригласил пожить еще до существования ПВР. Став на ноги, семья съехала на съемную квартиру. Пенсионерка Светлана Тарабановская и ее сын Александр из Луганска устроились работать в ЦГБ и получили место в общежитии больницы. 25 ноября прошлого года прибыли в «Солнечный» семья Гордиенко из Донецка и 19-летний Вячеслав Привалов из Шахтерска. Как рассказывает нам Татьяна Афанасьевна, Слава тоже уехал на Украину к родным, а Гордиенко все еще обитают в санатории.

Стучимся в их «апартаменты». Все дома – у папы Сергея выходной, он работает на заводе полимерных труб, мама только собирается на смену в аптечный склад, бабушка, Раиса Тихоновна, устроилась «на службу» в «Солнечном»: надо помогать семье сына – все же четверо дочек! А трое из девчонок на больничном: младшая в садике захворала и всех сестренок заразила. Но эта беда – не беда: сейчас родители в поиске жилья, ведь осталось несколько дней до выезда, нашлисъемную квартиру вблизи лицея, где учатся двое старших детей, но в ней совсем нет мебели – ни стола, ни телевизора, ни кровати.

–Главное, совсем негде спать, – сокрушается мама Люба.

И мы подумали: а вдруг кто-то из читателей, как это было уже много-много раз, откликнется на просьбу беженцев и отдаст ненужный диван или кровать? Сейчас все доходы взрослых будут уходить на аренду жилья и еду, до своей мебели пока далеко, хотя о ней Гордиенко тоже думают, ведь жить они твердо намерены в России.

– Вчера звонили родным в Донецк, – рассказывает Раиса Тихоновна, – те сказали, что дом ваш разрушен, работы нет, цены заоблачные, даже не думайте приезжать…

У них на руках синие паспорта – разрешение на временное пребывание на территории в России. А мечта – получить «краснокожую книжицу» по программе переселения соотечественников.

– Пункт временного размещения просуществовал 15 месяцев и стал для многих настоящим домом, – комментирует Татьяна Афанасьевна. – За это время все наши подопечные получили необходимый статус и документы, все взрослые трудоустроены, ребят садичного возраста город определил в ДОУ, школьники учатся в лицеях НБП. У нас появилась пара молодоженов –Вадим Волгин и Кристина Иващенко, они расписалась в апреле и съехала на съемную квартиру в БГО. Ребята ждут получения гражданства РФ. Еще в одной нашей семье будет пополнение, но родится он уже не в ПВР. Какое будет гражданство у малыша – решать родителям.

Они выезжают с небольшим скарбом. Сотрудники пункта помогают, чем могут: последними консультациями и советами, даже транспортом. Казалось бы, 15 месяцев – не долгий срок, но время измеряется не только часами и минутами, но и, оказывается, существованием между жизнью и смертью, потерей родины и приютом на чужбине, человеческим пониманием или равнодушием. Для некоторых эти 15 месяцев стали просто другой жизнью. Кто-то, уходя, даже не заглянул в кабинет Татьяна Афанасьевна, попрощался по-английски. Кто-то нервно теребит ее: а где вас искать теперь, вы ведь тоже уходите их ПВР? Она неизменно отвечает:

– Номер телефона тот же, я на связи с вами!

Ностальгия сильнее страха

Первыми в начале июня приехали и первыми же уехали по осени из Березовского семья Непран из Семеновки, что под Славянском. Их убедили бежать от бомбежек родственники из НБП. Это на них обрушилась не волна – лавина сострадания и милосердия березовчан, ошарашенных, как все россияне, происходящим на Украине. Непраны были первыми беженцами, попавшими на Урал, им оказалось труднее всего с документами, зато они оказались в эпицентре всеобщего внимания: они получили жилье, детей утроили в школу, их одели-обули, поскольку с собой семья захватила лишь документы и сумку с вещами на первое время. Через несколько месяцев Непраны вернулись в Семеновку. Как нам удалось узнать, Оксана работает на прежнем месте – машинистом на предприятии «Вода Донбасса». Надеемся, что Сергей восстановил разбомбленный дом, а его мама, Таисия Алексеевна, собрала хороший урожай винограда в саду, который им все время снился на чужбине.

Многие осуждают, что люди уехали, не поблагодарив никого и ни за что. Но, за милость и доброту плату не ждут. Это раз. Во-вторых, будем думать, что люди просто пережили очередной стресс, уезжая обратно в пекло войны. После первых шагов перемирия и надежды, что бойня закончится, на родину выехало немало беженцев. Еще одни наши герои – Гончаровы – вскоре отправились к знакомым в Ялуторовск. Летом прошлого года приехали к двоюродной тете на Гагарина, 15, Ольга и ее брат Толя Ф., родители, чтобы спасти их, отправили из горящего Артемовска в Россию. Толя был несовершеннолетним, в трудной дороге шестого июля парень и отметил свое 18-летне. Ребята нашли работу и сняли квартиру.

– Всего наш округ принял за это время две с половиной сотни переселенцев с юго-востока Украины, – говорит заведующая отделом социального развития администрации БГО Татьяна Аникина. – Только в пункте временного размещения одномоментно жили по 60 человек. Они были на полном довольствии, сначала нагрузка за их содержание ложилась на местную казну, потом уже расходы компенсировались другими бюджетами. Некоторые из прибывших не регистрировались официально, обустраивались самостоятельно. Селились и в поселках, к примеру, Лосином, самостоятельно искали работу. Так, в Старопышминске какое-то время преподавала в школе учитель математики из числа «беженцев». Но нынче первого сентября она уже не пришла в класс, уехала домой. Надеюсь, никто не остался на нас в обиде. А мы будем благодарны людям за то, что прожили часть жизни с нами, работали и платили налоги. Пусть не забывают о Березовском!

После украинцев – сирийцы?

Наши люди, отслеживая события в Сирии и вселенское переселение народов в Европу, вздрогнули: «Неужели и нас вовлекут в этот кошмар?» Реалисты отмахиваются: арабы на Урал не поедут – у нас холодно и небогато…А вдруг руководитель санатория-профилактория «Солнечный» Сергей Корчагин больше и точнее знает про сирийских беженцев, возможно, ему уже намекнули на необходимость очередного гостеприимства?

– Никаких сирийцев не жду, и давайте уже закроем тему беженцев, – ответствовал Сергей Николаевич.– Мы мирно прожили с ними эти 15 месяцев, я рад, что люди адаптировались, нашли работу и жилье. Конечно, весь коллектив санатория переживал за них: одно дело – слышать сообщения о незнакомых тебе людях по телевизору, другое – каждый день видеть настрадавшихся вдоволь и думать, как накормить их, обеспечить самым необходимым в быту.

Конечно, о своих заслугах он ни за что не расскажет. Но Татьяна Афанасьевна Черных заметила нам: Сергей Николаевич относился к переселенцам по-отечески, знал судьбу каждого. А наслушался самого разного – и от гостей, и от земляков: все люди со своими принципами морали. Как утверждает руководитель здравницы, бизнес в связи с размещением на площадях «Солнечного» ПВР не пострадал. Опять скромничает: во-первых, теперь санаторию предстоит сделать за свой счет косметический ремонт, во-вторых, в течение 15 месяцев клиенты, узнав, что здесь открыт ПВР, обходили профилакторий стороной, и объемы услуг значительно сократились. Теперь надо возвращать «Солнечный» в привычную орбиту: здесь вновь по полной программе заработают гостиница и оздоровительный комплекс с сильной базой физиотерапии и бальнеолечения, в том числе, с востребованной галокамерой – аналогом соляной пещеры с горним воздухом, приемами высококвалифицированных врачей.

Дышите глубже: жизнь продолжается.

10547

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica