18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

Библиотечная «санкционка»

18.11.2015 в 12:52

По версии следствия, с 2011 по 2015 год Шарина, будучи должностным лицом, распространяла среди посетителей библиотеки книги украинского общественного деятеля Дмитрия Корчинского, нарушая закон «О противодействии экстремистской деятельности».

Угроза посадки на пять лет за свою профессиональную деятельность для библиотекаря – это нечто новое в истории российского права. В истории библиотек и подавно. Интересно, что доносы на директора писал бывший сотрудник библиотеки, уволенный Шариной. На интернет-форумах библиотекарей (да, есть и такие) полагают, что скоро следователи и прокуратура заглянут во все библиотеки страны в поисках «санкционки», и тогда «дело библиотекарей» приобретет массовый характер.

Редакция БР обратилась в центральную библиотеку Березовского. Директор Светлана ГРИШИНА рассказала нам, что с экстремистской и русофобской литературой в ее библиотечной системе проблем нет, зато с детской литературой и «белым контентом» приходится сталкиваться почти ежедневно.

– Арест библиотекаря – это прецедент для всей правовой системы. Как ваше сообщество отреагировало на это?

– С сообществом я не обсуждала, да и всех деталей этого дела я не знаю. Знаю лишь то, что периодика, обнаруженная в этой библиотеке, не включена в список экстремистских материалов, поэтому любое задержание, а тем более арест, незаконно. У нас только после признания судом литература признается экстремистской. Вспомним «кадыровское дело» - в Южно-Сахалинске районный суд признал одну из мусульманских книг экстремистской, а областной суд отменил это решение. Ее убрали из списка и теперь, по идее, ее можно возвращать в фонды библиотек, но от греха подальше мы не связываемся с такой литературой. У нас несколько таких книг, которые периодически какой-нибудь районный суд запрещает. Потом разрешает. Потом опять разрешает – и так до бесконечности. Например, «Дианетика» Рона Хаббарда… постоянно ее то включают в список, то убирают.

– В вашей библиотеке есть «Дианетика»?

– Нет. Как только ее первый раз включили в список запрещенных – мы решили ее убрать. Тем более, она не пользуется спросом у наших читателей.

– А вообще религиозная литература в библиотеке есть?

– Я понимаю, на что вы намекаете. Запрещенных изданий у нас точно нет. Нас прокуратура недавно проверяла и мы это тщательно отслеживаем. Те книги, которые не включены в список экстремистских, у нас, конечно, есть. Много околорелигиозной литературы – Валентина Травинка, Николай Рерих, Елена Блаватская – они пользуются спросом.

– Прокуратура часто «шерстит» ваши фонды?

– Не чаще раза в год. Последний раз проверка была в январе. Они внимательно изучили электронную базу, все каталоги. Ничего не нашли. Я с уверенностью могу сказать, что у нас нет экстремистской литературы. Как только приняли закон – у нас тут же появился список экстремистской литературы, обновления нам постоянно присылает областная детско-юношеская библиотека. Мы и сами на сайте Минюста постоянно отслеживаем обновление этого списка.

– Были какие-то попытки вам подарить, подсунуть запрещенную литературу?

– Хаббарда нам регулярно пытаются подарить, в основном почтой присылают. Но Хаббард нам не нужен…

– Есть у вас такие книги, который вас, ну не то что бы заставляют покупать, но очень настоятельно рекомендуют? Например, про «Крымнаш» или про президента Путина?

– Нет, никто нас не просит и не заставляет. Политика комплектования фонда – наша собственная прерогатива.

– Книга про «Крымнаш» стоит во всех книжных магазинах на самом видном месте. Почему у вас нет?

– У нас очень мало денег… а когда мало денег – сложно комплектовать фонды. Стараешься покупать самое ценное, нужное, интересное. Нас могут попросить посодействовать местным издательствам, уральским авторам. Но часто местных писателей и поэтов нам просто дарят.

– От федерального закона № 436 «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» страдают не только журналисты, но и библиотекари. Вы справляетесь с возрастной маркировкой книг?

– С того момента, как этот закон приняли, все книги маркировать обязаны издательства. Мы ставим возрастные ограничения только в том случае, если издательство по каким-то причинам это не сделало. Но это единичные случаи. Те книги, которые вышли до 2012 года, не подлежат индивидуальной маркировке. Достаточно промаркированных стеллажей. В этом законе, кстати, изначально было обозначено, что детский зал должен находиться от взрослого на расстоянии ста(!) метров. Вы представьте, у меня большинство филиалов в поселках по площади меньше 50 квадратных метров, а тут я должна обеспечить расстояние в сотню метров от детских до взрослых книг…

– Вы нарушаете закон?

– Что вы! Мы собрались библиотечным сообществом, инициировали поправки в закон. Госдума к нам прислушалась. На самом деле четких механизмов реализации этого закона нет. Должен быть какой-то работоспособный экспертный совет, который бы разбирал литературу «по косточкам», присваивая ту или иную возрастную маркировку. Такой экспертный совет у нас есть в государственной детской библиотеке. Но никаких рекомендаций, запретов я от них не видела. Не знаю, собираются ли они вообще…

– А по какому принципу вы ставите возрастную маркировку на стеллажах?

– Сами решаем. В принципе, детские книги всегда маркировались – «для детского возраста», «для младшего школьного возраста» и так далее. В спорных случаях – обсуждаем с коллегами.

– То есть в разных библиотеках России возрастная маркировка на одной и той же книге может отличаться?

– Бывает и такое. Повторюсь, закон приняли, а четких механизмов его реализации – не прописали.

– Были прецеденты, когда детские книги в вашей библиотеке изымали, запрещали?

– По закону – нет. По практике – был такой случай. Пришла мама одного подростка и начала ругаться на нас, почему мы выдали ее сыну книгу Ксении Драгунской. В книге она, якобы, увидела призывы взорвать кабинет директора. Если книга не запрещенная и соответствует возрастной маркировке, мы не имеем права удалять ее из библиотечного фонда. Но у родителей есть право по письменному требованию ограничить своего ребенка от тех или иных произведений.

– А доступ к газетам детям ограничивается?

- Нет такого запрета. Дети могут и «Березовский рабочий» почитать, и другую периодику…

– Подождите… А как же голые барышни, которые регулярно появляются на последней полосе известной московской многотиражки?

– Библиотекарь решает, можно ли ребенку выдавать такую газету. Случаев таких я не помню, да и дети наши сейчас интернет читают.

– О, у вас есть интернет! Насколько мне известно, доступ в интернет детей что в школах, что в библиотеках – большая проблема для взрослых.

– У нас все заслонки и фильтры поставлены, детские компьютеры с «белым» контентом выделены – все проблемы уже позади.

– Что такое «белый» контент?

- Это те сайты, которые одобрены нашим профессиональным сообществом. Образовательные, развивающие сайты, даже игровые.

– То есть очень ограниченный список?

– Если ребенок придет с родителем и сядет за другой компьютер – хоть куда можно зайти. Но, как правило, дети приходят без взрослых. Проблема еще в том, что школьники часто приходят делать домашнее задание, писать рефераты, а на детских компьютерах даже Википедии нет. Он не может найти информацию для своей работы. Если библиотекарь свободен – он, безусловно, поможет ребенку найти нужную информацию на «взрослом» компьютере. Но это не всегда возможно.

– То есть закон о защите детей, получается, почти полностью перекрывает детям кислород?

– Не так категорично, но проблемы есть. Закон приняли три года назад, а механизмов его реализации так и не придумали.

Фантастическое размножение… шишек

Александра Алексеевна, член родительского комитета школы №2:

– Я своему ребенку даю читать «взрослые» книги. Более того, они положены по школьной программе. Например, к 70-летию Победы мы очень много литературы брали, которой нет на детском абонементе. А этот закон о защите детей от всякой «жесткой» информации – не выполняется. Когда включаешь днем телевизор – там такое показывают, как будто порно канал включил. А на переменах в школе – дети не играют, как мы раньше, они все в смартфонах своих сидят, по интернетам «шастают» - там все что угодно может быть.

У нас в школе и программа обучения странная – называется «2100». В 6 классе литература, я посмотрела учебник – там все про смерть! Тут конь умер, тут мужик, тут чьи-то растерзанные тела, тут чье-то тело подвешено… жуть! Учитель мне сказала, что программа разносторонняя, если сейчас смерти много, то потом все про жизнь будет. А по биологии, помню, моей дочке задали замечательный вопрос: «Придумайте фантастическое размножение шишек». Кто не придумал – два! То ли фантазию у детей развивают, то ли с фантазией у составителей учебника совсем туго было.

Дайте слово богословам

Радифулла-хазрат ГИНДУЛЛИН, председатель Регионального духовного управления мусульман Свердловской области, имам-хатыб Березовской городской мечети, преподаватель кафедры теологии Уральского горного университета.

Считаю федеральный закон №114 «О противодействии экстремистской деятельности» абсолютно правильным: государство должно выполнять функции самосохранения и сбережения своего народа. Другое дело, что бороться с экстремизмом надо оптимально, пока же это получается довольно неуклюже. Пример: одна из самых популярных у мусульман брошюр попала в федеральный список литературы, запрещенной к распространению на территории России. Потом эту книжку «реабилитировали», но на короткое время, после она опять оказалась в «черном» реестре. К сожалению, один судья считает, что издание надо запретить, другой не видит в нем идей экстремизма, поскольку опираются они в своих решениях на заключения местечковых экспертных комиссий, компетентность которых очень неоднородна и подчас оставляет желать лучшего.

Это выглядело бы забавно, не будь оно так печально: государство в сегодняшних сложных политических условиях не может позволить себе роскошь выглядеть смешным. Год назад Духовное управление мусульман Татарстана обратилось с письмом о создании единой федеральной экспертной комиссии, в которую бы входили не только историки, политологи, религиоведы (они входят и сейчас в местечковые экспертные комиссии), но и богословы, коих в подобных структурах нет. Согласитесь, всякий текст можно интерпретировать по своему разумению и подготовке. Так, любая религия утверждает, что она – истина в последней инстанции, но иначе она не была бы религией. При этом для пророческого Ислама, как, собственно, и вообще для любой классической религиозной традиции, инакомыслящие – это летящие на огонь мотыльки, гибель которых от пламени надо предотвратить убеждением или своим самопожертвованием. То есть, их надо любить. К сожалению, этот религиозный постулат тщательно замалчивается или перекрывается надсадными воплями заказных сектантов об уничтожении приверженцев других конфессий. Вывод: любым делом должны заниматься профессионалы, поэтому так важно, чтобы в экспертных структурах были широко известные ученые-богословы.

Именно из-за непрофессионализма, слабой подготовки происходят серьезные неприятности и недоразумения. Не секрет, что во многих мечетях и молитвенных домах служат имамами пожилые люди, которые не слишком хорошо разбираются в современной религиозной литературе. Они подчас без задней мысли принимают в подарок красочно изданные за границей книги с благочестивыми названиями, а в итоге с проверкой приходят сотрудники надзорных инстанций и устанавливают факт распространения экстремистской литературы. Конечно, это вина не имамов, а их высоких религиозных руководителей, в том числе зарубежных. Это преступление тех, кто использует религиозные чувства людей и пользует их недостаточной грамотностью в геополитических целях.

Региональное духовное управление мусульман одной из приоритетных задач ставит ликбез имамов и активистов мусульманских общин. Проводятся ежеквартальные семинары-встречи с известными богословами, преподавателями исламских вузов России. Так, в середине октября прошли трехдневные курсы повышения квалификации имамов, в ходе которых лекции читали и специалисты по борьбе с экстремизмом, и религиоведы, и известные богословы. Думаю, такую учебу в целях повышения образовательного уровня священнослужителей следует проводить регулярно.

11037

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica