18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

Очарованный странник

09.10.2013 в 11:25

Глядя на Александра Лысякова, трудно поверить, что он когда-то был газетчиком и художником. Вернее, сложно поверить, что прежде он не был кузнецом – окладистая седая борода, кожаный жилет, бандана, мощные руки: ну, точно загадочный кузнец, шаманящий на отшибе деревни у разгорающегося углем горна. Даже ежеминутно звонящий мобильник не разрушает этот образ. Но как получилось, что Лысяков сменил фотоаппарат на клещи, занялся реставрацией памятников архитектуры, церквей, стал директором артели "Кузнецы", которую мило называет артелькой?

– Родился я в Рязанской губернии. В18 лет призвали в армию, служил здесь, в Свердловске. После демобилизации остался на Урале, работал фотокорреспондентом в «Комсомолке», «На смену!». Но моя натура время от времени требует: «Надо меняться!» В юности мечтал, что скоро пойду в армию, увижу другие города. Увидал. И вот мне 21 год, вот уже 25, вот я женился, родился ребенок, все как у всех. А я никак не вижу, никак не пойму, когда же начнется настоящая моя жизнь? И вот наступает 33 года! Встал поутру и говорю домочадцам: «Все, ухожу, начинаю новую жизнь». Жена и две дочери открыли рот от удивления и огорчения, мол, а как же мы? «Не пропадете, все у вас есть», – успокаиваю. И смело к порогу. Правда, вечером вернулся-таки домой: проголодался очень!

Эпатажного вида Лысяков хохочет, как богатырь, – громко, искренне, от всей души.

– И все же оставил фотографию и стал строить кузню. Не в 27 и не в 42, а именно в 33 года понял, что живу, что могу быть кем угодно: появилось чувство полной свободы. Я никому ничего не должен, буду делать то, что хочу. Сумею доказать и себе и другим, что я лучший в своей профессии. Я тогда не в кузницу, а к себе ушел.  Задача человека – быть разным, бежать от стабильности, получая драйв от перемен.

30 лет назад Лысяков ковал в день по одной металлической розе. А потом с командой артели создал памятник Александру II – точную копию бюста, уничтоженного после революции 1917 года. Подняли архивы и выяснили: когда император посещал Екатеринбург, он остановился у кузницы, выковал подкову и четыре гвоздя. Факт лысенковцев очень тронул.
В 2004 году создали на собственные деньги державный меч для избранного на второй президентский срок Владимира Путина. Идею позаимствовали в Москве: в Оружейной палате хранится царский державный клинок. Уральский аналог вышел ничем не хуже кремлевского: длиною 1 метр90 см, то есть на 20 сантиметров выше роста В.Путина. Рукоять меча венчает двуглавый орел, сама ручка комбинированная – собрана из инкрустированного металла и змеевика. Для Патриарха Всея Руси Кирилла кузнец изготовил уникальный посох, покрытый серебром с набалдашником из кости лося. По всей его длине размещены семь серебряных «яблок» – символы дней, когда Бог создал мир. Подарок для Аллы Пугачевой – ножницы с сюрпризом: в гнездышке внутри лезвия скрывается изящная серебряная розочка. Оперативно он отреагировал и на мировой финансовый кризис, отчеканив из золота и серебра монеты достоинством в один «куй», которыми пообещал рассчитываться со своими подмастерьями в случае, если совсем прижмет.

Перекуем орала на мечи

Его ученики под стать учителю – «нестандартные». Несмотря на то, что приходят многие, остаются в артели единицы.

– Некоторые, сколько не показывай, так нечему не могут научиться. Другие схватывают сразу и крепко. Мне кажется, что в таких людях осталась генетическая память об огне и бытии около него. Это другой мир, и он стоит того, чтобы к нему прикоснуться. Память крови необычайно сильна, неизбывна и никогда не исчезает бесследно даже при самых тяжких обстоятельствах. В итоге каменщик служит камню, плотник и столяр – дереву, а я – металл: помню, что в детстве все время тюкал молотком, вот дотюкался.

Пока Лысяков отвечает на очередной звонок, общаюсь с Артемом Березиным, старательно обрабатывающим напильником металлические детали. Словно в подтверждении последних слов Александра Андреевича, молодой человек сообщает, что его дед, живший неподалеку от Сосьвы, был кузнецом. Артем, несмотря на свой студенческий возраст, уже попробовал себя дворником, грузчиком мебели, звукооператором, ди-джеем, увлекался электронной музыкой. Потом семья «направила» его в вуз. И стал бы Артем торговым представителем или менеджером, но узнал о кузнице на Шарташе и пришел познать дедовское дело и себя.

– Приехал первый раз и обомлел: солнце светит, тишина, покой. Выбор был легким: там – офисная работа, одинаковая изо дня в день, здесь – каждый час что-то новое. А люди какие собрались интересные! – глаза молодого человека даже посветлели. – Мы как одна семья, вместе обедаем, разговариваем по душам. Здесь помогут всегда. В зарплате потерял, зато в другом выиграл… Кузнечное дело, в отличие от торгового, – честное.

В кузнице колдует над металлом Сергей Постика. Закончил спотрфак УрФУ. Жил недалеко от кузницы, знал о ней и однажды решил полюбопытствовать, чем тут занимаются. Заглянул на минуточку и остался, оценив особенную атмосферу: никто здесь не плетет интриг, поскольку делить нечего – стол общий, железо общее. И для многих работа стала любимым делом, за которое еще и деньги платят: у фирмы отбою от клиентов нет.  

Среди учеников Александра Андреевича – два взрослых внука. Четвертый год все лето работают в кузнице, а сейчас, так повелось, ездят к деду каждую пятницу и куют, словно спартанцы, свои 300 мечей. Нравится здесь парням – свободно, демократично.

– Когда приходят новички, я им говорю: «У нас ты получишь все, что человеку нужно: работу, хлеб, учение, общение. А дальше двигайся, совершенствуйся, – возвращается в наш круг хозяин.  – Никого не прогоняю, но и не всех привечаю: кузница наша по художественному профилю, а это не каждому по зубам, поскольку требуется много ручного труда и воображения. А еще – почитания натурального мира.

С мечтой о прошлом

Артель расположена в лесу, на берегу озера Шарташ. Вернее, это три кузницы, хозяин перемещается от одной к другой на своем «лондонском такси». Место тихое, живописное, хотя в двух шагах от Екатеринбурга, но кажется, что цивилизация очень далеко. Жизнь тут протекает размеренно и неторопливо. Порядка не увидите: гнутые железяки, огромные кувалды, холодильник, заваленные рабочие столы. Во дворе оригинальные кованые вещицы – одни на земле стоят, другие с крыши свисают. Лысяков с удовольствием показывает на странную металлоконструкцию у входа на территорию кузницы: в основании плуг, на плуге сундук с деньгами: мол, пахать надо, господа. В «цехе» сложены детали узорчатых заборов и ажурные детали винтовых лестниц.

Но поговоришь с людьми, и почувствуешь другой порядок – в голове и душе. Александр Лысяков – приверженец «натуральной жизни» и сегодня собирается основать общественное движение «Натурал». Это, как вы понимаете, не возрастная блажь: недаром в 33 года ушел за глотком свежего воздуха в кузницу. Некоммерческий проект будет создан, «чтобы горны раздуть для изменения сознание людей». Причем, переделывать современников не собирается:

– Просто человек должен быть ближе к среде своего обитания: заниматься естественным трудом, пить воду из колодца, питаться не «химическими» продуктами, не Бог весть как выращенной бразильской курицей, а натуральной едой. Мы стали монстрами, поглощая на ужин мясо. Да и пластмасса нас скоро победит! Не приемлю иностранных слов – это тоже неестественно для моей души. 

Но куда при этом деть самолеты, Интернет, электричество, Лысяков, похоже, не знает. Носитель философии Руссо: «назад, к природе!», он понимает уязвимость своих взглядов.

– Да, мы проиграем, но, как сказано в Священном писании, кто был последним, тот станет первым. Уже сейчас люди бегут в лес и поле. Из тянущихся к натуральному и может быть создан народный фронт. Но это, имейте в виду, движение без политики. 

Изложенную словесно концепцию наш собеседник готов воплотить в осязаемую реальность, организовав передвижную деревню мастеров: народный промысел близок к естественной среде и понятен людям. Поэтому есть все шансы возродить традиционные уральские ремесла, пропагандируя огранку камня, гончарное дело, резьбу по дереву.  Увы, сегодня о промыслах можно узнать только на выставках в музеях.   

– Передвижная деревня – это наш выездной вариант с гончарами, камнерезами, кузницами, столярами и плотниками, – делится Лысяков. – Расположимся как цыганский табор у реки, с кострами, конями, будем давать мастер-классы горожанам и селянам в течение одного-двух дней. Гончару нужны лишь вода и глина, кузнец будет раздувать горн углем, все натурально, без газа и электричества. А еще это будет клуб для общения мастеров: нам и собираться-то негде, чтобы поговорить по душам. Никто не додумался до идеи деревни, я – первый, потому хочу «застолбить» ее и, главное реализовать. Думаю, это будет самоокупаемый проект. В скором времени подам заявку на юридическое оформление некоммерческой организации, базой для размещения ее станет территория кузницы и, возможно, деревообрабатывающая фабрика в Сысерти. Хочу за поддержкой обратиться и к губернатору области.

Понятно, в таком деле без понимания властей не получится. Чиновников Александр Андреевич тоже потихоньку обращает в свою «веру», даря с умыслом … ложки из нержавейки.

– Ложка – предмет непростой, и делается она долго. Ложка кормит человека и словно говорит ему: «Ты со мной голодом не останешься».

 В привычных вещах он видит философское начало. Считает, что надо знать обычные человеческие ценности, чтобы быть человечным.

– Я рано спать ложусь: суставы болят отчаянно. Но чувствую, что духовно здоров. Когда человек хворает, ему, прежде всего, надо душу лечить, тогда болезнь в землю уйдет.

К своим единомышленником Александр Лысяков относит старых знакомых – березовчан Лобановых, которые и привезли нас на встречу с живой легендой. Хозяин очень тепло отзывается о нашем городе:

– Березовский – символ чистоты.

У Лобановых свой, вполне конкретный, интерес к идеям кузнеца: их турфирма «Аurum» планирует организовать для детей экскурсии в его мастерскую, возить сюда молодоженов, и Лысяков обещает с жару-пылу ковать для них символические сувениры. Проект с деревней тоже выглядит для предпринимателей заманчивой.  

15 лет назад, обживая и благоустраивая окружающую кузню среду, Александр Лысяков пристроил к ней конюшню и завел породистых лошадей. Потом учредил газету «Уральские бобры» для пропаганды кузнечного искусства, организовал музей кузнечного искусства. И, глядя на мастера, подумалось, что он и движение «Натурал» создаст, и деревню свою обязательно «построит» и успеет в очередной раз удивить всем этим нас.

Лилия ЯНЧУРИНА, фото автора

Очарованный странник

1738

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica