18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

Сначала «минируем», потом стреляем… Что дальше ждать в школе от учеников?

12.02.2014 в 9:30

В прошлый понедельник в московской школе, в Отрадном, произошла трагедия: пацан-десятиклассник, отличник из благополучной семьи, взял из сейфа отца карабин и охотничье ружье и пошел в школу. Охранник пытался его остановить, ученик разрядил в него один из стволов. Ранение оказалось несмертельным и охранник успел нажать на кнопку, вызвав полицию.

Полицейские прибыли. Но в этот момент школьник успел убить своего учителя географии и захватить в заложники учеников своего класса. У погибшего учителя остались жена и малолетний сын. Ничего плохого или подозрительного за ним не наблюдали.

Когда прибыла полиция, парень убил одного и ранил второго полицейского. Только после уговоров отца, которого быстро нашли и доставили в школу, стрелявший сдался органам правопорядка.

По факту трагедии возбуждено уголовное дело.

А у нас в Березовском сколько раз дети "минировали" школы, – никого не наказали.  Теперь начали убивать учителей... Не стал бы московский случай руководством к действию. Как сегодня работать в школе?

Наталия АБАКУМОВА:

– Внимательнее нужно учителям смотреть медицинские карты детей! Мы когда ходили в школу №33, в классе у сына учились два мальчика, которые вообще сильно отставали в развитии! Один был спокойный а другой бросался с ножом на людей во втором классе! Как волчонок вел себя. Таких надо сразу в специальные учреждения или на дому учить! Зачем тогда все проходят медицинские комиссии перед школой и зачем в школах психологи? Чем они занимаются, если не видят, что у кого-то из детей проблемы с психикой? Ведь проводят тесты на тревожность детей и всякие другие?

...Мне кажется, что сегодня в школе надо работать так, как раньше работали наши учителя. Добросовестно.

Галина МАХОВА, пос. Старопышминск:

– Все это влияние компьютерных игр, – сужу по своему внуку. Из-за компьютера его выгнать не возможно, с большим скандалом, хотя играет в футбол. На домашнее задание тратит 15-20 минут и постоянный ответ: «ничего не задали». Не помню когда бы он решал задачи. У нас на домашние задания уходило по 2-3 часа, если не больше. Остальное время зимой ходили в лес на лыжах, катались с гор, во дворе были собаки, дома – кошки. Всех любили! Летом с нами работали вожатые. Сейчас это все чуждо, – пережитки прошлого. Вот и докатились. Помню: идет учитель по деревне, бабки с лавочек вставали и говорили: «Здравствуйте, Наталья Ивановна! Ученая из городу приехала». А в автобусе место учителям наперебой уступали. Дома я не слышала, чтобы родители об учителях плохо говорили, даже если и кто-то из них был не прав. Все идет из семьи. А сегодня все чаще наблюдаем наплевательское отношения учителей к нашим детям. Замечу: не всех! Есть еще истинные педагоги. Им тяжело работать в школах, и слава им. Но как защититься от террора я не знаю…

Елена ДЕРЕВНИНА:

– У нас была очередь, чтобы учительский портфель до кабинета от вахты донести… От террора меры защиты должны продумывать никак не учителя. Учителям нужно вернуть в институтах обучение педмастерству. Сейчас выпускают обладателей поверхностных комплексных знаний по узкой специализации, к сожалению. А надо бы учить учителя быть педагогом в условиях, когда в школы приходят дети, заведомо готовые на конфликт, потому что и компьютерные игры, и фильмы, которые они смотрят, и отсутствие у детей интереса к чтению добрых, человеческим языком писанных книг (и родители теперешних деток книг не читают), – это все способствует разрушению детской психики. Мы сейчас работаем с "кривыми зеркальцами" нас самих, как бы ни было грустно это осознавать и констатировать. Дети живут по упрощенным схемам и без анализа своих поступков, поскольку их к этому никто не учит. Родители первоклассников сейчас читают сами иногда по слогам и пишут с чудовищными огрехами, – продукты послеперестроевских экспериментов с образовательными программами. А педагоги вынуждены в школах ДОживать, ВЫживать и ПРЕтерпевать, вместо того, чтобы спокойно заниматься детьми и только детьми. Все прекрасно знают о причинах такого положения. Не надо защищать учителя от ребенка или ребенка от учителя. Надо научить учить учителя не выносить приговоров детским способностям и результатам. Научить учителя быть не только носителем учебной информации, но и разбираться хоть немного в особенностях детского ума и поведения в зависимости от всяких-разных обстоятельств.

Галина ЛЕБЕДЕВА:

– В московской школе, безусловно, произошла трагедия... Причин вижу несколько: во-первых, быстрый поворот системы от русской исторической жизненной парадигмы: любители процесса, на европейскую парадигму: результат и эффективность (отличники привыкли хорошо слышать и слушать взрослый мир, они на него ориентированы, а, значит, первыми и расплачиваются за невозможность во всем ориентироваться на идеал, результат, эффективность). Я думаю, что в социальных системах, где результат - отсроченная категория – не должно быть жестких требований к эффективности и результату... Но документы, по которым работает система, так не считают.

Второе: появление новых реальностей в содержании (равное существование научной и идеальной картин мира), маленькому человеку трудно в этом разобраться... (отсюда его вопрос о загробной жизни - "хочу найти истину"), квалификация современного педагога не может справится с этими мирами и научными теориями... А иногда и не считают нужным педагоги это делать, а у детей в головах такие вопросы водятся и они экспериментируют...

Третье: мы учим в школе детей предметам, но ни один из них не рассказывает, как выходить из конфликтов с собой, одноклассниками, родителями... А на самом деле для подростков это важнее всего...

И тут, якобы, конфликт с учителем и непонимание в среде сверстников (а отличников современная школа не любит) согнули парня, он не смог найти другого способа доказать свою позицию, кроме самой радикальной...

Четвертое: на этапе внедрения ФГОС педагоги были очень много времени отвлечены на бумаготворчество (писали программы), а детей в это время выпустили из-под контроля... Это тоже правда.

Пятое: можно предположить и другую систему требований учителя-мужчины для мальчика, которого воспитали женщины (женская педагогика), просто мужская требовательность показалась предметом для обиды и мести... Мужчина - редкая фигура в школе...

И. последнее: просто сбой нервов и мозга (болезнь).  Качество медицинского обслуживания детей...

Путь решения один - реальный интерес к ребенку, с которым работаешь, признание за ним и права на самовыражение, и права на ошибку, и права на дискуссию... Все в социальных системах решают отношения.

1498

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica