18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

Военный директор

03.06.2014 в 2:46

 И начальники бывают стахановцами

Биография Кириллу Поликарповичу досталась явно неординарная, но собирать ее приходится по крупицам. Известно, что после службы в Первой Конной армии работал заместителем управляющего Центральным рудником в Сибири. Потом, окончив курсы красных директоров в Московской горной академии, занимался мышьяковым(!) производством на комбинате «Качькарзолото». Оказался талантливым организатором, недаром в 1936 году был награжден значком «Стахановец золотой промышленности». Год спустя уже возглавлял Светловский прииск в Иркутской области. После учебы на высших курсах руководящих работников Наркомтяжмаша СССР получил направление в Березовский.  

Знакомясь с малознакомым для себя производством и людьми, новый директор пытался понять: почему не выполняется план по золоту? В 1938-м добыли его 1625 килограммов – чуть больше половины задания, а ведь за два года до этого дали стране 5046 килограммов! Из них на долю старателей тогда пришлось 68 процентов, теперь же они осилили вдвое меньше… О причинах Кириллу Поликарповичу никто вслух не говорил, но он сам вскоре догадался: репрессии выкосили старательские ряды.

28 марта вышел приказ Собачкина увеличить транспортировку руд мотовозами: перевозка ее на автомобилях и лошадях оказалась неэффективной. Кроме того, с первого апреля вводилось премирование за перевыполнение задания в артелях. В череде будней директор не упускал из виду перспективы: он познакомился в деталях с техпроектом по разработке южной части месторождения. И тогда были заложены стволы шахт «Южной» и «Вспомогательной» для вскрытия и подготовки запасов на горизонте 112 метра. А потом занялся прокладкой и проходкой водозаборной шахты в пойме реки Шиловки: городу нужна была вода.

И вот пришло время итожить уходящий 1939-й: государственные рудники Березовского дали 1289 килограммов драгметалла, что на 469 килограммов больше, чем в предыдущем году!

Казалось, фарт на стороне нового директора: все у него получается, за что ни возьмется. Но уже в первые дни 1940-го удача отвернулась от него:  по приказу сверху отобрали драгу. И все равно добыча золота комбинатом превысила показатель еще на полтонны! Пять месяцев 1941 года тоже прошли на подъеме. Говоря современным языком, рейтинг Собачкина тогда взлетел еще выше.

Килограмм муки за сверхплановый грамм золота

22 июня 1941 года, в воскресенье, большинство шахтеров отправились с семьями на Пышму и Шиловку, благо профком взялся организовать их культурный отдых. Кто-то сразу упал на разложенные на траве одеяла, кто-то побежал искупнуться в прохладной воде. Молодежь стала натягивать волейбольные сетки и ставить футбольные ворота. Но мячи в тот день так и остались лежать на земле: дежурный по руднику Н.И. Печенкин в 12 часов услышал по радио сообщение о начале войны и тотчас передал об этом на шахты и в места массовок. Тихое воскресенье закончилось, началась многолетняя трагедия. 

Комбинат тряхнуло уже в первые военные дни: красноармейцами стали 267 забойщиков из 461, все горные откатчики и половина слесарей. В армию были отправлены 18 автомашин, 100 лошадей и два трактора. В августе в город стали прибывать эвакуированные и Собачкину пришлось в какой-то момент переключиться на них: на производственных площадях рудника разместился военный машиностроительный завод п/я №261 с коллективом в 1355 человек. Через 15 дней он уже начал выпускать военную продукцию.

От комбината же требовалось золото и как можно больше. Березовчане не подвели: в 1941-м было добыто 2534 килограммов желтого металла – на 122 килограмма больше, чем в довоенном году. И тут уж о везении говорить не приходится: Собачкин просто умел убеждать людей и толково организовывать их работу. А рядом с директором оставалось все меньше и меньше единомышленников: как рассказывает в своей книге «Город Березовский» Григорий Тетеркин, в 1942 году ушли на фронт десятки опытных инженеров, техников, квалифицированных рабочих. Среди них техрук строительной артели №5 Г. С. Варфоломеев, начальник техснаба В.И. Фыгин. В 1943-м в Уральский добровольческий танковый корпус записалось немало горняков, в том числе сменный мастер Кировского рудника В. М. Мореев. Многие геройски погибли на полях сражений.

Мужчин в шахтах заменили их жены и сестры: в 1942-м комбинат принял на работу 546 березовчанок. Если в начале войны женщины составляли  треть комбината, то к началу 1944-го – более половины, треть бурильщиков, 26 процентов забойщиков, 85 процентов откатчиков были представительницами слабого пола, хотя в данном контексте эта формулировка неуместна. 20 женщин крутили баранки автомашин.

А тут еще комбинат получил спецзаказ на выпуск обороной продукции. В начале 1942 года ему передали Березовское шеелито-вольфрамовое месторождение, возник шеелитовый рудник, куда перевели 150 рабочих Ленинского рудника. Планы перевыполняли вдвое и трое! Кроме того, изготовили и смонтировали установки «КМ» и «Ш» для производства металлического кобальта и вольфрамового концентрата, необходимых для  производства танковой брони. Выплавленный металлический кобальт грузили в ящики еще неостывшим.

С 1 мая 1942 года в стране развернулось Всесоюзное социалистическое соревнование работников промышленности. На комбинате оно шло под девизом: «Больше золота, вольфрама, кобальта, боеприпасов на разгром врага». Пять раз березовчане получат третью премию в соревновании, перевыполнят и программу «оборонки». Собачкин за сверхплановый выпуск боеприпасов в августе 1942 года будет награжден орденом Красной Звезды.

Кирилл Поликарпов придумал стимулировать труд на очистных работах дополнительным отпуском муки: один килограмм за каждый сверхплановый грамм золота. Шахтерам, выдававшим свыше двух норм, присваивали звание мастера забоя с доплатой 100 рублей в месяц. Горняки трудились по 10-12 часов в день, без выходных, по две-три смены подряд. Но фронт поддерживали не только драгметаллом: в музее золота хранится уникальный документ – правительственная телеграмма от 18 апреля 1943года «Управляющему трестом тов. Собачкину. Прошу передать благодарность рабочим, работницам, старателям, инженерно-техническим работникам, служащим треста Березовзолото, собравшим 1 миллион рублей на строительство вооружения для Красной Армии. И. Сталин».

Мамы  – в шахты, дети – в садики

Надо сказать, что в Березовском до войны женщины не работали: для старателя, шахтера считалось позорным, если его жена добывала копейку в дом, значит, непутевый ей достался муж. Но у войны свои законы, матери спустились на горизонты, ребятишки остались дома одни. Директор понимал, что нужны новые детсады, однако самому заниматься этим делом было совсем некогда, требовался надежный, толковый человек. Выбор пал на собственную жену, Татьяну. Супруга начальника, она никогда не была избалованной и капризной домохозяйкой: в трудовой книжке, оформленной в отделе кадров комбината «Березовзолото» 20 марта 1942 года, сначала стоит запись о наличии девяти лет стажа. В марте Татьяну Дмитриевну приняли лаборантом в химлабораторию предприятия, а после назначили управлять детсадами. Сначала их было только пять на 400 мест, очень скоро стало десять на 740 мест. Что и говорить, настырности и работоспособности Т. Собачкиной было не занимать. 1944-м комбинат открыл в Ленинском поселке и детдом для 100 малышей и подростков, чьи отцы погибли на фронте. 

Похоронки шли косяком с фронта, а директору надо было думать о живых, об их ежедневном хлебе насущном. Логично, что комбинат подружился с  местными совхозами: в 1943 году шахтеры, сменив отбойные молотки на литовки, отправлялись на сенокос, осенью шли на уборку картошки и овощей. Конторский люд, а также работники цехов, трудились с семи утра до полчетвертого на своих привычных местах, а с полпятого до восьми вечера – в поле. Сверхплановый урожай поступал в распоряжение коллектива комбината. Чтобы поддержать людей, в июле 1944-го Собачкин подписал приказ о санаторном обслуживании ослабленных рабочих: в санатории на 50 человек кормили четыре раза в день и довольно сытно.  

В апреле 1944-го вышло постановление ГКО «О развитии золотодобычи», и уже осенью началась отработка опытного блока на горизонте 112 метра. Тогда же потихоньку принялись восстанавливать законсервированные в начале войны из-за дефицита рабочих рук и электроэнергии шахты. Стали возвращаться выписанные из госпиталей фронтовики. Позднее к своим  боевым наградам они добавят и мирные, за героический труд.

В 1945-м на рудник поступило трофейное оборудование, 28 автомобилей. Стали отбывают домой эвакуированные заводы. В феврале 1945 года покинули Березовский и Собачкины, их путь лежал в Кыштым: Кирилла Поликарповича назначили директором завода огнеупоров «Главуралмеди». Он умер в 62 года, получив там радиационное облучение. 

С 1945 по 1952 годы на комбинате директора стали менялись один за другим – Н.М. Калашников, И.Г. Лившиц, С.Н. Батов. Когда  в 1949-м «Березовзолото» получил высшую награду Родины – ордена Ленина, многие шахтеры вспомнили благодарно своего военного директора.

Татьяны милый идеал

А Татьяне Дмитриевне Собачкиной суждено было вернуться в Березовский. Похоронив мужа, она осталась в Кыштыме совсем одна: в марте 1943 года умер один из сыновей, 15-летний Владислав, или, как его называла мать, Воля. Двое других, Борис и Всеволод, создали свои семьи и разъехались. Один стал ученым, другой военным. У Бориса, жившего в Подмосковье, родились дочери Татьяна и Елена. Татьяна Дмитриевна, попрощавшись с могилой Кирилла Поликарповича, переехала к своей сестре Александре и поселилась в квартире на Шиловской, 18. Т. Собачкиной несказанно повезло с соседями: хотя Нина Васильевна и Виктор Петрович Лапины были на 30 лет моложе, но подружились с ней как родные. Дочь Лапиных, Татьяна Гребенщикова, показывает милые открытки от Татьяны Дмитриевны,  подписанные родителям к каждому празднику: «Да хранит вас Господь от боли и от горькой старости как можно доле!»

К сожалению, об этой удивительно красивой, статной, с густыми, всегда прибранными на затылке темными волосами, с благородными чертами лица, сохранившимися до глубокой старости, известно еще меньше, чем об ее муже. Судя по трудовой книжке, у Т. Собачкиной было среднее образование. Но какое?

–Родилась Татьяна Дмитриевна в 1907 году, свои именины, как я помню, отмечала всегда в Татьянин день,– рассказывает наша собеседница.– Думаю, что выросла она в интеллигентной семье: и в будний день стол в доме стелила нарядной скатертью, он был правильно сервирован начищенными приборами, а хозяйка всегда выглядела элегантно, даже в отсутствии гостей. Татьяна Дмитриевна умела делать все: выращивать урожай – в Кыштыме у них был большой сад, шить, вышивать, в эпоху тотального дефицита эти навыки пошли на пользу, она шила себе постельное белье, удивляя тонкостью работы. Так готовили в начале прошлого века барышень к семейной жизни.

Она оказалась замечательной женой: безропотно моталась с мужем по приискам и рудникам, переезжая с ним из Вятки в Сибирь, а оттуда на Урал. Терпеливо воспитывала, не упрекая отца семейства за его беспросветную  занятость, трех их сыновей, а в войну взяла на себя заботу и о детях шахтеров, ушедших биться с врагом. Была мужу, ковавшему Победу в тылу, его верным личным тылом. Татьяна Собачкина умерла тихо, когда ей исполнился 91 год, оставив на земле внуков, открытки, фотографии и добрую память березовчан о себе.  

 

Лилия ЯНЧУРИНА, фото из личного архива Татьяны Гребенщиковой

 

2675

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica