18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

Лиха украинская ночь в пригородах Славянска

18.06.2014 в 9:46

Сегодня ей часто снится именно виноградник: стоит или погиб от снаряда? Этой весной она выходила пропалывать грядки с клубникой, уже не обращая внимания на гудящие в ясном небе самолеты и вертолеты: человек ко всему привыкает, даже к опасности. Поначалу Семеновку обстреливали по «графику», и народ приспособился жить по нему – Оксана и Сергей Непран ходили на свое предприятие «Вода Донбасса», дочки учились в школах, а Таисия Алексеевна хлопотала по хозяйству. Когда же украинская нацгвардия перешла на круглосуточные удары по поселку – пригороду Славянска, пришлось перебраться в подвал рядом с домом и выбегать из него на полчаса, чтобы на скорую руку приготовить еду.  

Кормились теперь «с огорода»: маме Сергея, Таисии Алексеевне, не принесли пенсию и за предыдущий месяц. Оксане и главе семейства задерживали даже урезанную в последнее время зарплату. В прошлый четверг Оксана, наконец, получила деньги, и это странным образом сработало как детонатор: надо бежать! Уже похоронена знакомая, убитая на своем балконе выстрелом снайпера в голову. Отвезена в больницу 80-летняя соседка-бабушка с осколочными ранениями, тоскливо причитавшая, что в войну немцы так не измывались над ней, как сейчас украинские солдаты. Побросали в багажник старенькой «девятки» схороненные в погребе вещи и документы, отдали живность родным и рванули из поселка, ставшего живой мишенью для военных. Сергей последний раз оглянулся на дом: здесь он прожил 34 года, знает каждый кирпич и доску: своими руками достраивал, расширял старое совхозное жилье. Когда они вернутся сюда, да и придется ли?

Кружили по близлежащим городкам и деревням два дня: не получалось прорваться через блокпосты. Препятствием становились взорванные мосты и идущая в сторону Семеновки гудящая и гремящая боевая техника. Лишь очутившись в Луганской области, взяли направление на российскую границу. За шлагбаумом последнего блокпоста как за железобетонной стеной осталась Украина. 

Колеся по дорогам, все думали: почему именно их маленькая Семеновка с несколькими предприятиями и психиатрической больницей, в которой когда-то работала регистратором Таисия Алексеевна, получила мировую печальную славу? Нетрудно было догадаться, что поселок – стратегически важный объект, это прямой путь нацгвардии к Славянску, где держат оборону донецкие ополченцы. Потому армии во что бы то ни стало необходимо уничтожить «террористов» – жителей Семеновки. Понятно, почему симпатии последних изначально были на стороне ополченцев. Кассетные ракеты, «Град», тяжелые минометы и гаубицы – поселок стал похож на военный полигон, где проводят испытания. Для тех, кто защищает блокпост, это тоже стало испытанием, но сломить людей, отстаивающих свою землю, было невозможно. Сергей с гневом вспоминает праздничный салют в честь инаугурации Петра Порошенко, который совпал с очередным артобстрелом поселка: «Ему бы такой фейерверк над головой!».

Истинных же причин войны далекие от большойполитики Непран понять не могли: то ли это передел территории и капитала, то ли «собака зарыта» в сланцевом газе, против добычи которого проходили митинги и собирали подписи. Жители восстали, когда Майдан и новая фашистская власть запретили говорить на русском языке и пообещала Донбасс превратить в новую колонию для «бандеровцев». На референдуме о самоопределении Донецкой народной республики 80 процентов населения области проголосовало «за». Семья Непран – в их числе. Это был протест не против родины, а власти, возненавидевшей свой народ, проживающий в юго-восточной части государства. Как не вспомнить пушкинское: «Украйна глухо волновалась. Давно в ней искра разгоралась». А потом началась воспитательно-карательная операция против бунтарей.
Когда обстрелы артиллерии и авиации стали непрерывными, пришло отчаяние: Сергею и Оксане уже было неважно, кто прекратит этот ужас, главное, чтобы он закончился.

Родная кровь

Таисия Алексеевна мужественно терпела испытание дорогой и ждала встречи с золовкой – сестрой мужа, которая уже несколько месяцев предлагала эвакуироваться и ехать к ней в Новоберезовский. Для кого-то золовка – не такая уж близкая родня, на которую можно повесить тяжелую ношу, но только не для этой семьи. Брат Таисии в начале шестидесятых перевез ее с сестрой из Тюменской области в Монетный. Жена его, Люба, приветила девчонок, явившихся с одним чемоданом на двоих, и стала для них не то матерью, не то старшей сестрой. Выучила, воспитала, подняла на ноги, хотя жили все тогда трудно и голодно. Потом Тая вышла замуж за вдовца-украинца, уехала к нему в Семеновку. Поначалу ей все понравилось: и люди, и зеленый поселок. Лишь потом поняла, что совершила ошибку: душа рвалась к родным на Урал. А возвращаться домой ей приходится спустя десятки лет. И как примет ее родная сторона и родня: обе женщины уже схоронили мужей, кровная связь вроде как порвалась…

Любовь Андреевна, проработав заведующей отделением почты №4 аж 50 лет, заслужила за труды праведные орден Знак Почета. Собравшись окончательно на пенсию, купила себе на 70-летие ноутбук и освоила скайп. Когда началась неразбериха на Украине, не раз хвалила себя: благодаря скайпу почти вживую общалась с Таей и ее семьей. И ее требовательный голос возымел действие: неизвестно, решились бы на отъезд Непран, если бы бежать было некуда.                                                                                                                                                                                                                                                                                 

Первые

В среду, в десять часов утра – через несколько часов после выхода «Березовского рабочего» с материалом «Беженцы», в редакции раздался звонок:

– Меня зовут Вера Михайловна Эрнст. Знаю Любовь Андреевну Чемакину, хочу чем-нибудь помочь ей и ее родственникам из Семеновки. Знаете, мои близкие сгорели в одесском Доме профсоюзов… Так вот, приятели выставили дом в Новоберезовском на продажу. Предлагают беженцам пожить в нем, пока не объявились покупатели. Сама хочу занести с пенсии небольшую денежку: им, наверное, каждая копейка сейчас пригодится.

Не прошло и часа, как приехал к нам на Красных Героев, 9, председатель Думы БГО Евгений Говоруха с неподписанным конвертом и просьбой передать его семье Непран. Мы весь день были на связи с нашими новыми знакомыми с юго-востока Украины, отчаянно перемещавшимися из одного учреждения в другое: отдел ЗАГСа, нотариальная контора, услуги переводчиков... Их настроение менялось каждый час: от оптимизма до отчаяния. Еще бы: где-то заявления принимали безвозмездно, где-то приходилось платить за бумаги немалые суммы. Так, за перевод основных документов с украинского на русский за пять человек надо было выложить около трех тысяч целковых, а последние гривны были потрачены на дорогой бензин, которым заправляли свою старенькую «девятку», выбираясь трое суток до границы с Россией из заблокированной Донецкой области и пересекая Луганскую.

После визита в УФМС в Екатеринбурге нервы у Оксаны Непран, вымотанные донельзя войной и постоянным страхом за жизнь двух дочек, окончательно сдали, и она в отчаянии заявила: «Уезжаю с детьми обратно в Семеновку! Мы здесь всем в обузу!» Это была реакция измученной женщины на дикую очередь на Крылова, 2 (областной УФМС), насмерть стоящую еще с вечера и не желавшую никого пропускать вперед себя. Через несколько часов бесполезного присутствия здесь Любовь Андреевна догадалась позвонить в администрацию БГО. Приехавшая на помощь специалист Татьяна Леонидовна Аникина смогла завести беженцев в кабинет. А там принимавший чиновник вдруг заявил: «А вы знаете, что мы вас хоть сейчас можем обратно на Украину депортировать?». Что-то не сработало в сознании государева человека: возможно, из-за того, что Непран – первые беженцы из зоны боевых действий и что с ними делать, пока все плохо представляют...

Впрочем, была и добрая весть: к концу рабочей среды Л. Чемакиной позвонят из администрации Березовского городского округа и предложат две путевки в лагерь «Зарницу» для Ани и Насти, о чем газета попросила всего одной строчкой…

Вечером Оксана увидит по телевизору репортаж из Семеновки, которую не узнает: за четыре последних дня ее стерли с лица земли. Нет больниц и школ, садиков и магазинов, вместо домов – груды кирпичей и досок, в которых виднеются обломки детских игрушек и побитая посуда. Канал, снабжавший весь огромный регион водой, взорван. Возвращаться совсем некуда: вместо родной Семеновки – одна большая черная воронка. Оксану будут уговаривать, увещевать, успокаивать, но лишь визит нашего мэра вселит в нее реальную надежду.

День России

Символично, что Евгений Писцов приехал в двухкомнатную «хрущевку» в НБП, где поселились пятеро беженцев с Украины, в День России. Познакомился с ними, с хозяйкой квартиры и ее супругом. Передал помощь от своей семьи, спросил, какой размер обуви и одежды у девчонок, обрадовался, что дома у него найдутся подходящие «черевички» и наряды. Через день он снова появится здесь уже со своими двумя дочками и весьма внушительным пакетом. А, главное, он созвонился с руководителями двух предприятий БГО с просьбой принять на работу Сергея и Оксану. Те не хотят ни дня сидеть на шее у тети Любы и ее семьи, рады будут хоть завтра выйти на смену, благо, специальности у них рабочие – слесарь и машинист насосных установок. И, наконец, на прощание градоначальник преподнес очень важный подарок от округа: семье, пока она не встанет на ноги, предоставляется временное муниципальное жилье. 

Вышел Евгений Рудольфович от Непран с вдохновленным лицом. Понятно: одно дело сидеть у телевизора и с какой-то беспомощной злостью смотреть на происходящий геноцид народа, посмевшего говорить на русском языке и отказавшегося подчиняться фашисткой власти и кормить ее. Другое – реально поддержать попавших безвинно в жернова войны…

А мы пригласили семью на сабантуй, что проходил в пятницу в Историческом сквере. Девчонки и их родители были рады развеяться: в Семеновке праздников уже давно не было: 9 Мая не отмечали, поскольку вместо салютов с неба падали снаряды. И все же из головы Оксаны не выходили мысли об оставленных в Семеновке маме, сестре, тетке, брате и сестре Сергея: связи с ними нет никакой, телефоны молчат. А после смертельно опасного огненного фосфорного дождя, пролившегося над поселком 11 июня, страх за родных усилился. Последний раз это оружие массового поражения – фосфорные мины и бомбы, которые невозможно потушить и которые вызывают рак и детские уродства, а потому запрещены во многих странах мира, использовали в Ираке и Секторе Газа. Теперь черед дошел Семеновки... Спустя два дня Оксана узнает, что мама сумела выехать в другой город.

Пятнадцатилетняя Анюта не просила на веселом сабантуе ни попкорна, ни мороженого: взрослая девочка чувствовала, что денег на это нет. Но отказать восьмилетней Насте попрыгать на батуте взрослые не смогли. Проходя мимо сцены, девочка услышала призыв ведущего к зрителям посетить спортивный майдан. Настя крепче сжала руку отца и вопросительно вскинула на него глаза: тюркское слово ассоциировалось у ребенка с чем-то опасным. Сколько же времени пройдет, прежде чем детская память сотрет воспоминания о бомбежках и стрельбе рядом с их цветущим садом, БТРах и танках, увиденных на подступах к Семеновке?

Вечером они поехали посмотреть, где находится «Зарница» и новый их дом. Отличница Аня сразу заинтересовалась, какие поблизости есть школы. Ей, конечно, на первых порах придется непросто: все предметы, включая геометрию и физику, изучала на украинском, а Пушкина и Чехова проходила как иностранную литературу. Но она совсем без акцента говорит на родном языке бабушки и очень хочет получить хорошее образование: ради этого каждый день ездила из Семеновки в школу Славянска.

Мы пригласили Непран и на предстоящий День города – было ощущение, что они скоро станут нашими земляками. Дело в том, что в СМИ прозвучало сообщение: граждане, пересекшие границу Российской Федерации во время боевых действий, могут получить статус беженца, надо только написать заявление.

Надеемся, что эту информацию услышали и чиновники, от которых зависит принятие решения. Но, похоже, Непран уже хотят стать гражданами РФ: Таисия Алексеевна и Сергей, родившиеся в России, могут попасть в программу добровольного переселения соотечественников.    

Пока им предстоит обживать новые стены, но нет ни ложки-вилки, ни постельного белья, не говоря уже о мебели – в багажник авто поместилась лишь сумка с носильными вещами. Но верится, что наши горожане помогут единственным беженцам: нужны кровати, столы со стульями, посуда. В отделении Сбербанка 7003/0796 на имя Любови Андреевны Чемакиной открыли счет 42307. 810. 3.1654. 0277759, на который можно перечислить деньги. Звоните по телефону 4-90-36, мы свяжем вас с семьей Непран. 

 Лилия ЯНЧУРИНА, фото Игоря Усольцева

 

Наш комментарий

Елена ЛУКЬЯНЧЕНКО, замначальника управления ПФ в г. Березовском:

– Как только Таисия Алексеевна Непран получит вид на жительство, мы начнем заниматься оформлением ее пенсии. У России с Украиной подписано соответствующее соглашение: пенсия будет выплачиваться заявительнице российской стороной в полном объеме и по российскому законодательству. Причем, пенсионерке будет предоставлена и невыплаченная на Украине сумма за последние шесть месяцев. Дело – за получением вида на жительство или гражданства РФ.

 

Врезка № 1

Царапающее слово «кацапы»

Позавчера в редакцию заглянула пенсионерка Лариса Николаевна Каткова. Екатеринбурженка, бывшая телеграфистка, она купила несколько лет назад старенький дом в переулке Свердлова и обустроила его. Березовский ей симпатичен, она интересуется его жизнью – постоянно выписывает нашу газету. Из нее и узнала о беженцах из Украины. Расстроилась: «Каждый репортаж из Семеновки или Славянска смотрю со слезами на глазах: разве можно расстреливать людей из самолета, словно  зверей на охоте? Вспоминаю, как жила в Виннице, и уже в советские времена нас, русских, там называли презрительно кацапами и москалями. Была просто счастлива, когда Крым присоединился к России. Решила хоть немного помочь несчастной семье, приехавшей к нам». С этими словами Лариса Николаевна вручила тысячу рублей.    

Врезка № 2

«Свердловская область готова принять вынужденных переселенцев из Украины», – заявил еще 5 марта глава региона Евгений Куйвашев.

По его словам, события на Украине разворачиваются таким образом, что жителям требуется гуманитарная помощь. Ранее Президент России Владимир Путин дал указание регионам оказать необходимую поддержку «братскому народу». «Мы целиком и полностью поддерживаем инициативу нашего Президента. Мы не должны оставаться безучастными к тому, что происходит на Украине. Мы обязательно примем всех, кто захочет приехать к нам. Мы организуем сбор гуманитарной помощи для того, чтобы помочь нашим братьям, русскоязычному населению. Чтобы люди не страдали от принятых на горячую голову решений», – сказал Куйвашев.

3190

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica