18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

Боец Беса: из Березовского – на фронт в Донецк

04.09.2014 в 3:12

– Алексей (имя по его просьбе изменено), все у вас так, как в наших новостях?

– Похоже. Правда, когда уезжал 11 августа в Березовский, чтобы повидать семью, которую удалось вовремя вывезти с Украины, и проводить, если удастся, сына в первый класс, с продуктами в Донецке было попроще… По крайне мере, они были. С водой – да – перебои, свет отключали в городе.

Невысокий, худощавый мужчина, на вид – 30 лет согласился порассуждать об армейском быте и последних боестолкновениях повстанцев с украинскими вооруженными силами. Его позывной – «Итальянец». Но сразу предупредил: он из РДГ (разведывательно-диверсионная группа) отряда Беса (очень популярный командир ополченцев) и может сказать только то, что не повредит отряду и родственникам… Не обижайтесь.

Не обижаюсь.

Все очень просто

Итак, коротко, о жизненном пути, как подчеркнул мой собеседник, бойца Беса. По паспорту – русский, родился на Урале, по молодости заработал срок, отсидел… Чтобы отрезать прошлое, подался к родне на Украину. В Незалежной получил вид на жительство, нашел супругу – украинку, купил дом в Донецке, дождался наследника, начал, как говорится, жить.

– Дом у нас хороший, – вспоминает Алексей. – 80 метров только жилых. Пристрой, веранда, автономное отопление, нагревательные котлы. Земли немного – участок небольшой. Перед войной готовился к ремонту: хотел перекрыть крышу, обновить комнаты, закупил много материалов… Так и лежат пока во дворе.

– Долежат?

– Надеюсь. Пару дней назад связывался с соседом, он рассказал, что в пристрой ударил снаряд «Града». Окна выбиты, отопительного котла, похоже, больше нет, но стены целы. От мародеров поставил самодельные «растяжки» из взрывчатки; не убьет, но «запчасти» потерять можно.

Беседуем на улице перед домом, где устроилась жена и сын Кирилл. Их приютила родня. В квартиру не поднимаемся, не хочу видеть едва сдерживаемое отчаяние и слезы его супруги, которая не может вытащить мужа из войны.

– Что скажу сыну, когда буду уезжать? – переспрашивает Алексей. – Скажу, что люблю. Остальное, если будет надо, расскажет супруга.

Алексей спокоен. Он готов к тому, что в тридцать лет может принять смерть. Но погибать не собирается. О войне, возможной гибели – с женой не говорит: зачем каркать? Можно удачу сглазить. Едет в Донецк готовить дом к ремонту, чтобы было куда возвращаться – это их семейная «легенда». Даже родня на Украине не знает, где он сейчас: уезжая в Россию, пустил слух, что попал в госпиталь.

Начинаем общаться, почти сразу усмехается: да, он точно не похож на фанатика, желающего только стрелять. И не мстить едет, хотя среди родственников, друзей и сослуживцев есть те, которые погибли от рук военных. Защищать дом собирается. Все очень просто.

От политики Алексей далек. Не интересовался особенно похождениями облаченных властью людей. Работа, должность на гражданке были скромными, своих проблем хватало.

– Думаю, – говорит, – через полгода вернемся обратно.

– Что, уже все кончится?

– Есть такое ощущение.

Проверим. Украина стала болью многих россиян. У кого родня, у кого друзья, у кого супруг до сих пор мягко – предикатно – произносит «г» и «шокает». Переплелись судьбы, история, экономика, жизни. И больно даже смотреть и слушать, как лопается все это, причем не в один миг, а медленно, больно и кроваво.

Словам и народному референдуму четыре месяца назад в Киеве не поверили. Теперь Донец и Луганск завоевывают право независимости.

К противнику относимся «аккуратно»

Интересуюсь отношением местных жителей к ополчению. Как-никак, именно когда в города и села пришли вооруженные люди, стало совсем плохо: обстрелы, гибель гражданских, беженцы потянулись кто куда…

– Помогают нам, говорит Алексей, – продукты приносят, вещи, сообщают о передвижениях украинских сил. Но чуть погодя соглашается, что есть много и таких, кто «нашим и вашим». Когда украинская нацгвардия проводит зачистки в населенных пунктах, где ранее были ополченцы, есть желающие поделиться информацией про тех, кто помогал «сепаратистам»:

– Расстреливают их, – Алексей закуривает. – Заходят в квартиры и всех – хоть женщина, хоть ребенок…

– Как вы с такими «информаторами» поступаете?

– Не знаю, пока не попадались. У меня друг внезапно на украинской мове говорить стал, за правый сектор горой. Что с ним делать? Пусть живет, как может.

Многое не укладывается, не уминается в голове, стандарты скрипят: почему, например, выходя в ночные рейды с диверсионными целями бойцы Беса, со слов рядового диверсанта отряда, жгут в первую очередь технику противника, стараясь максимально снизить потери живой силы украинских частей?.. Алексей популярно объясняет, что на той стороне далеко не все пошли воевать добровольно. Зачем зря людей губить?..

Но, простите, на войне нельзя быть добрым! Или ты, или тебя – закон...

Оказывается, все-таки лучше подождать, пока противник начнет автомат поднимать: выстрелить всегда успеть можно.

– Слушай Алексей, я совсем запутался. Так не бывает. Ты, может быть, еще скажешь, что и на той стороне к вам относятся также «аккуратно»?

– По-всякому бывает. Смотря к кому попадешь. Нацгвардия церемониться не будет, срочники и мобилизованные сто раз подумают, прежде чем стрелять.

Вот здесь, наверное, и зарыта собака внезапных последних побед ополченцев: третья волна военной мобилизации поставила под ружье совсем мирных граждан Украины, и закаленные в боях повстанцы ДНР часто не встречают сопротивления. Действительно, стрелять в таких воинов… рука не поднимается. Какие же это враги?

Партизаны

– Алексей, с командиром Бесом контактируешь, лично знаешь?

– Конечно. Это отличный командир. Даже конфликт со Стрелковым (легендарный боевой командир ДНР, бывший главком вооруженных сил непризнанной республики) случился из-за того, что Бес решил спасти своих людей и вывел их из-под удара армии, правда, не согласовав со штабом. Сейчас разногласия забыты, есть понимание задач и общее руководство.

– Украинские СМИ обвиняют Беса в жестокости, в расстрелах военнопленных, пытках. Это правда?

– При мне, если попадал украинец в плен, было дело, били. Потом отвозили в город, в комендатуру. Там с ним дальше разбирались. Но это уже не наша работа, а местной власти. Если совсем не отмороженный, телефон и звонок родителям: приезжайте за сыном. Пока едут – работает на рытье траншей. Не понимаю, зачем расстреливать?

– Как говорят украинские журналисты, чтобы получить деньги… Ты же получаешь денежное довольствие?

– Нет, не получаю. Обмундирование, оружие «приобретаем» в бою. Автомат, например, взял, когда захватили областную прокуратуру Донецка, на приступ которой шли буквально с палками, в лучшем случае с травматикой.

«Итальянец» подробно рассказывает, как надо правильно подобрать берцы, как он из двух трофейных бронежилетов 2-го класса защиты (от пистолетной пули) соорудил один – почти 4-го класса, который теперь и автоматную пулю держать будет.

Каждую ночь диверсионная группа отряда Беса отправляется в длинный путь: как правило, стоит задача разведки, точного определения дислокации противника. Иногда­ – диверсия: нанести молниеносный удар, уничтожить технику, боезапас. В отряде, на момент поездки Алексея в Россию, осталось из 30-ти человек 16-ть. Остальные, кто погиб, кто тяжело ранен. Вооружение – автоматы, снайперские винтовки, гранаты, ноктовизор (прибор ночного видения). Когда готовят диверсию, берут гранатометы. Постоянной дислокации не имеют. Несколько дней – и новая база. По сути, это партизанский отряд.

12 против батальона?

Прошу вспомнить какую-нибудь «свежую» боевую операцию.

«Итальянец» задумался.

– Не так давно под Александровкой (поселок в пригороде Донецка) наша группа из 12 человек разбила мотострелковый батальон украинских войск. Около тысячи человек.

– Алексей, прости, но это практически невозможно даже представить.

Усмехается.

– Они тоже были очень удивлены, когда ночью их накрыло нашим огнем из тяжелых 120-мм минометов и пулеметов. Смогли уйти, по нашим оценкам, не более 100 человек. Сгорело 10 транспортных «КамАЗов», несколько танков, четыре бензовоза, бронетранспортеры, автобусы. Нам удалось точным попаданием мины подорвать боезапас, и там началась паника. Скорее всего, это были нацгвардейцы, они отходили, огрызаясь. Добивали из пулеметов. Бой длился, наверное, час… Время сложно оценить в такой ситуации. Почти все украинцы там остались. И никто потом за ними так и не приехал.

Об этом бое официальный Киев не сообщал.

 

Игорь Владимиров

Справка 

Бес, он же подполковник Игорь Безлер. Его репутация такова, что им впору пугать детей. Но это он самый эффективный полевой командир ополчения, и именно его люди устроили украинским десантникам кровавую баню под Волновахой, жестоко потрепали под Карловкой украинской батальон «Донбасс», а в поселке Металлист под Луганском разбили батальон «Айдар», состоявший из офицеров-добровольцев.

Это он выложил в интернет видео с расстрелом пленных украинских офицеров, которым лично командовал. Это о нем глава Донецкой народной республики Александр Бородай говорил, как о человеке, никому не подчиняющемся, а министр обороны этой же республики Игорь Гиркин (Стрелков) называл его неконтролируемым.

Это он усадил перед камерами пленных оперативников украинской «Альфы» в одних трусах, с головами, обмотанными скотчем, из-под которого стекала кровь. Это его называют криминальным авторитетом и бывшим офицером-спецназовцем. Это о его людях, «бесовских», ходят слухи, что они никогда не берут в плен противника — поднимай руки, не поднимай, все равно конец один, пуля в затылок.

Примерно таков медийный образ Беса – командира Алексея.

 ***

Игорь Стрелков, также известен как Игорь Гиркин, — один из лидеров непризнанной Донецкой народной республики. В течение нескольких месяцев являлся командиром повстанцев в городе Славянске и возглавлял силы народного ополчения в Донецке. Полковник ФСБ России в отставке. Придерживается монархических взглядов.

Получил известность весной 2014 года в ходе боевых столкновений на востоке Украины как активный участник вооруженных организаций повстанцев, возгласивший «Народное ополчение Донбасса». С 12 мая по 14 августа 2014 года — командующий вооружёнными силами Донецкой Народной Республики, с 16 мая по 14 августа — министр обороны ДНР, с 6 июля объявил себя «военным комендантом Донецка».

 

2680

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica