18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

Беженцы. Переселенцам из Украины нечего надеть и обуть в уральские морозы

10.12.2014 в 11:16

Но небеса пока хранили семью Гордиенко – стекла  разбиты, электричества нет уже 60 дней, но, главное, все живы и здоровы. Люба с четырьмя дочками все это время ночевала то у знакомых в центре Донецка, то в подвале дома родственников. Вот и в ту ноябрьскую ночь муж эвакуировал жену с девчонками подальше из Октябрьского поселка, печально известного своим ближним соседством с международным аэропортом имени Сергея Прокофьева, реконструированного два года назад и полностью разрушенного во время боевых действий. Девятилетняя Елизавета сегодня нам рассказывает, что в районе аэропорта стреляют артиллерия, минометы и реактивные системы залпового огня.

– Даже девочки разбираются в военном вооружении, – печально комментирует бабушка Рая.

Аэропорт был своеобразным символом этой семьи: если бы его вчера захватили ополченцы, Гордиенко остались бы в Донецке. Но, увы, этой локальной битве нет конца и края. Потому Сергей Владимирович утром после очередной бомбежки как единственный мужчина их большой семьи принял решение: все, уезжаем в Россию. В Донецком госуниверситете, в строительной группе которого работал Сергей, заявление подписали неохотно: плиточник он был хороший.  64-летняя Раиса Тихоновна,  продавец по профессии, давно уже жила на пенсию: большинство магазинов разбомблены, работы нет даже для молодых. Для Лизы и семилетней Насти учеба закончилась еще в мае: их школа, стоящая без окон, не открылась ни первого сентября, ни первого октября.

Сергей взял в обе руки сумки с вещами, Люба прижала к себе крошечную Наташу, остальные сестренки ухватились за бабушку, и семья отправилась в Ростов. Там сотрудники МЧС России посадили вместе с другими беженцами в поезд, и он застучал колесами в сторону их новой родины. 

–Ощущения, что едем на чужбину, не было, – делится Раиса Тихоновна.– Мои родители – с Орловщины и Курска, родная сестра живет в Иваново, да только там с работой туго. А без работы, сами знаете, новую жизнь не построишь. Да и чужой кусок в горло не полезет. В Донецке осталась дочь с семьей, и половина моего сердца теперь там.

25 ноября Гордиенко заехали в пункт временного проживания, что открылся в конце июля в санатории «Солнечном». Разобрали пожитки, оказалось, впопыхах многое забыли (список требуемых вещей мы публикуем ниже). В коридоре встретили знакомых из Донецка, повеселели. Сергей рвется на производство, первый вариант – БЗСК. Любовь тоже говорит о трудоустройстве: как только малышне будет место в садике, пойдет зарабатывать деньги. Не пугает и то, что предстоит платить 30- процентный налог от дохода.

– И это не полтора процента, которые нас заставляли вносить ежемесячно по платежкам за коммуналку на антитеррористическую операцию, – возмущены Гордиенко. – Выяснили это, когда обратились в расчетный центр с просьбой расшифровать, что это за строчка «инши» – «прочее».   

Они в Россию приехали надолго и всерьез. Мечтает о гражданстве и 19-летний Вячеслав Привалов, прибывший  тем же поездом. Рассказывает, что закончил в июне профтехучилище с красным дипломом в Шахтерске, но поработать по специальности повара-кондитера так и не удалось: началась война. Помаялся парень несколько месяц и надумал ехать в Россию. Матери не сказал, зная, что не отпустит. Только вчера дозвонился и поставил ее перед фактом…

Сейчас в ПВР находятся 57 человек. Было 60, несколько человек выехали в другие города, кто-то вернулся на Украину. По словам начальника пункта временного размещения Татьяны Черных, все трудоспособные переселенцы нашли работу. Жизнь в «Солнечном» течет по устоявшемуся за эти месяцы руслу. Гости пришли в себя, наладили быт, строят планы на будущее. Первая волна реакции горожан, когда редакционные телефоны после очередной публикации звонили с утра до вечера – что требуется? куда везти вещи? – пошла на спад. Но вот прибыли новые люди, и вновь требуется наша поддержка. Периодически о постояльцах «Солнечного» напоминают досужие разговоры: то они, якобы приняв на грудь, гуляют по улицам НБП и обзывают прохожих, что в школах собирают по 20 рублей с носа для детей с Украины, что беженцам выдают в сутки по 800 рублей на проживание.

– Все это нелепые слухи, даже неприятно слышать, – убеждает Татьяна Афанасьевна.  – Если говорить про деньги, то никто на руки их не получает, 350 рублей идет на пропитание, остальное – на обслуживание и содержание. 

В Свердловской области в последнее время закрылись 36 ПВР, но наш остается весьма востребованным, и, судя по тому, что война закончится еще нескоро, «Солнечный» останется для вчерашних граждан Украины родным домом.  

– Всего  в БГО находятся 172 переселенца из Украины, – комментирует зав отделом социального развития администрации округа Татьяна Аникина. – Однако, это не все «беженцы», поскольку они не обязаны заявляться в органах местной власти. Так, в Лосиный приехала семья священника, но мы с ней пока не знакомы.

За эти месяцы из трех десятков дошколят из числа переселенцев семерых удалось устроить в садики Новоберезовского микрорайона – туда, где были вакансии для пятилетних малышей. Остальные наряду со сверстниками из березовских семей ждут места по очереди. Школяры учатся в лицеях НБП. Двое медиков по специальности устроены на работу в ЦГБ. Светлана Селиверстова пошла в ДОУ № 5 помощником воспитателя, муж Игорь трудится на руднике.  Кстати, Селиверстовым не нашлось места в ПВР, они снимают комнату в НБП, на большее пока нет денег. Сегодня им очень нужны диванчик и настольная лампа для детей. Может, найдется у кого в доме лишняя мебель и лампа? Позвоните нам по телефону 49036, мы познакомим вас с Селиверстовыми.   

Управление культуры готовит для детей из малообеспеченных семей подарки на Новый год. В этот список, возможно, войдут и маленькие украинцы. А, может, горожане захотят стать для них Дедом Морозом и Снегурочкой и сделать презент: привезти теплые шапку, варежки, свитер, сапожки, ведь  наши гости не привыкли к уральским холодам? Ребятишки, как все дети в мире, будут рады игрушкам и конфетам: их куклы и машинки остались под развалинами домов, сладости у родителей не просят, понимая, что пока на это нет денег. Девчонки, которые знают, что такое гаубица, о праздничных нарядах боятся мечтать: в ушах еще стоит грохот, свист и вой, а перед глазами – валяющаяся на земле крыша ослепшей школы.

Лиза Гордиенко в понедельник собиралась пойти первый раз в лицей № 3. За оптимистичной улыбкой разговорчивой барышни проглядывалось волнение: как встретят в классе и как она будет привыкать к новым оценкам: на Украине же 12-бальная система? Пятерка – это для отличников или двоечников?  За этими размышлениями все тяготы последних дней наконец-то забылись в девчачьей головке.

 

В санаторий «Солнечный» можно принести для семьи Гордиенко, Пашковых, Славы Привалова вещи и предметы первой необходимости:

мыло, туалетную бумагу, стиральный порошок, зубную пасту, зубные щетки, бритвы, шампунь, канцтовары.

Для мальчика 11 лет требуется обувь 37-38 размера, пижама, школьная и спортивная форма, зимняя куртка, перчатки.

Для детей необходимы блузки для школы, спортивные костюмы и обувь, пижамы, обувь зимняя и весенняя, гамаши, носки, варежки.

Для женщин требуются зимняя одежда 42-44 и 46-48 размера, а также шапки, сапоги без каблуков, куртки, колготки, гамаши, шарфы, кофты.

 Для мужчин – джинсы 44-46 размера, спортивный костюм, носки, домашние тапочки, футболки.

Для тех, кто снимает жилье, предметы гигиены, теплые одежду и обувь примут в комплексном центре обслуживания населения, что в Доме ветеранов на Театральной, 34.  

         

Лилия ЯНЧУРИНА, фото Анны ВЕЛИЖАНСКОЙ

 

 

1369

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica