18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

Экология производства. Как опил и стружку превратить в мебель, стройматериал и электроэнергию?

24.12.2014 в 5:43

Но вот беда: отечественная лесная промышленность отличается и большими объемами древесных отходов. Это горбыль и обрезки, кора и опилки, стружка и древесная пыль. По оценкам экспертов, только в энергетических целях в России технически возможно использовать до 800 миллионов тонн древесной биомассы ежегодно. То есть, сжигать в топках.

Стихи и проза

 А вот в большинстве стран мира из-за дефицита сырья повысился спрос на отходы. Сегодня и в РФ и законодательно, и экономическими рычагами пытаются стимулировать производителей превращать отходы в доходы. (Любопытно, что первые предложения по использованию стружки и опилок для производства прессованных композиционных изделий появились еще в конце 19 века). На эту тему написаны горы научных работ, как выясняется, из вторичной древесины можно получить много чего – начиная от фотографических рамок до стен жилого дома. Как это выглядит на практике, мы увидели и услышали на встрече промышленников и ученых, преподавателей Уральского государственного лесотехнического университета, которая прошла на базе ЗАО «Монетный лесозавод».

«Они сошлись. Волна и камень, стихи и проза». Даже через несколько часов общения осталось ощущение, что черта между ними пока не преодолена: промышленники, живущие в экономических реалиях сегодняшнего дня, жаждут скорых решений и надежной выгоды. Теоретики, собрав лучший мировой опыт, смело заглядывают в завтра, не обещая при этом быстрых дивидендов: чтобы начать новое дело, опять же нужны инвестиции.   

Свое тепло и горячая вода

Чем сегодня могут похвастать монетнинцы: неспроста же на их базе  собрался «съезд»? Генеральный директор группы компаний «Монетный лесозавод» Александр Николаенко для начал решил гостей поморозить на экскурсии по цехам и площадкам.     

Лесозавод появилась на экономической карте БГО восемь лет назад. Брус, железнодорожные шпалы, доска обрезная и не обрезная, строительные поддоны семи видов, разные заготовки для мебельного производства и даже тротуарная плитка – все это есть в товарном ассортименте завода. Но визитная карточка компании – опоры ЛЭП и связи. В России такими столбами никого не удивишь, однако у монетнинцев они особые, их век два раза превышает срок службы железобетонных столбов, по ГОСТу срок эксплуатации – 40-45 лет, а по факту изготовители гарантируют ещё больший период.

В чем секрет? В свое время институт химии УО РАН совместно с Уральским лесотехническим университетом разработал препарат «Ултан» – аналог зарубежных антисептиков группы «ССА» . Он не нарушает структуру древесины, сохраняет ее механические свойства, не позволяет стареть, делает стойкой к атмосферным условиям: ей нипочем дождь и снег. Прочность и долговечность позволяют использовать такую древесину при строительстве жилых и хозяйственных помещений. Например, бань, полов в свинарниках. Есть желание – можете доски покрасить в любой колор. Собственный же цвет – светло-зеленый, и болотистого оттенка монетнинские опоры ЛЭП видны издалека. Энергетики уже полностью перешли на опоры, обработанных данными препаратом: срок службы их больше, а цены ниже, чем на железобетонные аналоги.

Лес, стройный, высокий, качественный, на эстакаде тщательно сортируется, если окажется, что внутри дерево «пустое или его подпортил короед, то такой образец отправляют на перерезку. На окорочных станках с получившего «добро» дерева полностью снимают кору и луб, оставляя лишь ядро и заболонь. Кстати, нередко бревно дорабатывают вручную, чтобы оно было без сучка и задоринки. Если дерево оказалось недостаточно сухим, его отправляют в сушильные камеры объемом 300 «кубов». И лишь после наступает момент истины – пропитка антисептиком в специализированных автоклавах. Она проходит способом «вакуум-давление-вакуум». Проще говоря, воздух из дерева выкачивают, после приготовленный раствор антисептика из расчёта восемь килограммов на кубический метр вдавливается. Раствор проникает в слой заболоневой части дерева на глубину не менее 15 миллиметров. Весь процесс автоматизирован.

От производства опор и шпал остаются миллионов кубов отходов. Понятно: если в 2012 и 2013 годах завод выпускал по  42 тысячи опор ЛЭП, то нынче – уже 62 тысячи. Объемы выросли на 45 процентов! Но поднялись и горы отходов. Куда девать опил и стружку? Этот вопрос, остро стоящий перед каждым деревообрабатывающим предприятием малого и среднего бизнеса, заставил  команду Николаенко думать и находить ответы. Нынче в феврале приняли решение построить котельную, работающую на щепе. В конце августа ее запустили в эксплуатацию.

Конечно, это на словах быстро все выходит, на деле пришлось реконструировать бункер, переделывать двигатель, приобретать специальную машину для дополнительного дробления летней, более влажной, щепы. Бросовая щепа оказалась довольно капризной, склонной сбиваться в комки, а значит, создавать дополнительную головную боль. Но сегодня автоматизированная котельная уже полностью обеспечивает производственные площади предприятия теплом и горячей водой, принося реальную экономию коллективу. Однако, наступит лето, и встанет вопрос – куда девать тепло? Соответственно, и щепу.

Часть ее заводчане намерены использовать на производстве форт-блоков.

– Это строительные блоки на основе арболита, – рассказывает Александр Иванович Николаенко. – Материал обладает низкой теплопроводностью и высокой прочностью, по нормам теплопроводности необходимо 300 мм толщины для стен нашей климатической зоны без дополнительного утепления. Допускается строительство трех этажей с бетонным перекрытием без дополнительного укрепления. Это позволяет существенно снизить стоимость здания.  Как мы убедились, стеновые блоки из форт-блока обладают улучшенными характеристиками по сравнению с аналогичными из арболита за счет использования исключительно древесной щепы определенных фракций.  Для изготовления форт-блоков мы применяем щепу, обработанную химдобавками для снятия кислотности, что блокирует древесину от разрушения. Оборудование выдает высокую точность геометрических форм блоков.  

Директор тут же демонстрирует гостям стены цехов предприятия, выложенные из нового материала. Руководитель, похоже, горд достижением: ячеистый бетон уж завоевал рынок сбыта, идти туда с твин-блоками смысла не было, нашли альтернативу в виде форт-блоков, которые, в отличие от ячеистого бетона, не разрушаются под прессом, соответственно, сейсмически стойки. Завод получил уже строительный сертификат на них.   

– Думаю, мы проложили дорожку на этом рынке, – подчеркивает А. Николенко.

Здесь пробуют много идей, одни внедряют, другие отметают. Сейчас в разработке задумки по созданию прессованных пеллет, а также утеплителей и компостного удобрения. Для последнего требуется цикличная производственная площадка по переработке древесного волокна, из которого через шесть-семь лет получится перегной для сельхозполей. А в процессе можно было бы выращивать сосновые саженцы.

 – В целом конечную цель технологической цепочки вижу в простой формуле: всё, что имеем на входе, должно стать продуктом на выходе, – делится директор.– Но мы, как и все производственники, варимся в собственном соку. Почему бы не создать союз операторов по переработке отходов лесопроизводства?

За морем телушка - полушка, да рубль перевоз

У коллег Александра Николаенко примерно одна и та же ситуация. Руководитель СК «Лесной Урал»  из Серова С. Антоненко рассказал, что его компания занимается всем – от выращивания леса до его рубок и переработки. Из отходов научились делать гранулы и топливные брикеты. Этого уже мало, однако, на развитие переработки требуются деньги, кредиты же неподъемные. 

– Нужна поддержка ученого сообщества, она как луч света в темном лесу, – эмоционально высказался Сергей Николаевич.– Готовы предоставить свои площади, финансировать новые разработки в этой области.

Впрочем, даже существующие проекты зачастую невозможно воплотить в жизнь. Повсюду высятся невостребованные курганы щепы, хотя это неплохое топливо для обогрева небольших населенных пунктов. Известно, что по сравнению с каменным углем дрова дают многомиллионную экономию, но кто будет строить новые котельные на селе? Промышленники считают, что это забота муниципалитетов. Такие котельные во всех отношениях лучше функционирующих на угле: зольность в них ниже, а калорийность сырья  выше. Да и условия труда несравнимы. Ирбитчане подтвердили: их МО в последнее время стало активнее закупать дрова и бросовую древесину. И тут же выяснилось, что использовать их выгоднее, чем уголь. «Чиновники даже не удосужатся посчитать точно в цифрах экономику!»– в сердцах констатировали лесопромышленники.

В то же время их коллега из Первоуральского района, генеральный директор ЛПК «Коуровский лес» Анна Карповна Манекина отметила, что на их территории пять муниципальных котельных, работающих на каменном угле. Провели в одной из них эксперимент, переведя на древесину, и выяснилось, что последняя обходится в 1, 7 раза дешевел, чем уголь. Воодушевившись результатами, стали подумывать о получении для местных турбаз даже электроэнергии, используя древесные отходы.

И все же участники «круглого стола» неизменно подчеркивали: нужен единый рынок реализации продукции: транспортные расходы сводят на нет любое начинание. Та же щепа при перевозке дальше 80 километров становится экономически не выгодным сырьем.  Еще об угле. Его поставщики выходят на тропу войны с лесопереработчиками: им тоже не хочется терять рынок сбыта. Значит, отрегулировать отношения должно государство. Оптимизма добавила информация, что правительство области запускает проект с использованием бионергетического топлива, пилотной территорией выбран Красноуфимский район.

В Реже деревопереработчики внедрили линию по выпуску топливных брикетов, но прибыль пока невелика: объемы малы, поэтому себестоимость превышает розничную цену. И все же предприниматели не собираются опускать руки, планируя совершенствовать производство. Спрос на продукцию есть заграницей, да транспортные расходы  – как палки в колеса.  

Будущее – за древесно-полимерным композитом

Выступления преподавателей Уральского государственного лесотехнического университета, возглавляемых ректором, президентом Уральского союза лесопромышленников Андреем Вениаминовичем Мехренцевым, были, по понятным причинам, более оптимистичны. Ученые  ясно представляют, что можно поучить из отходов древесины и предлагают конкретные разработки. Так, зав. кафедрой механической обработки древесины, кандидат технических наук Олег Николаевич Чернышов представил детские игрушки – любимые во все времена лошадки, кубики, машинки, а также головоломки, пазлы, смысловые игрушки. Конечно, можно выпускать мебель и сувениры. Для их производства многого не требуется: сырье, которого хоть отбавляй, и станки. Дело, что и говорить, хорошее: возродятся народные промыслы, появятся новые рабочие места, будет где использовать отходы. 

Доктор технических наук, профессор Виктор Владимирович Глухих, представляющий кафедру технологии переработки пластических масс, рассказал о получении и применении композитов с использованием полимеров и целлюлозы – опила, древесной муки и волокна. Возможно использование и макулатуры. Сегодня такие композиты масштабно производят в США, Китае, Канаде благодаря доступности сырья. В России уже функционируют 40 линий по производству материала, но на-гора они выдают пока в десять раз меньше, чем тот же Китай. Где востребованы полимерные композиционные материалы? И в космосе, и в автомобилестроении, и в строительстве жилья.     

Однако, ученым тоже было на что пожаловаться: никто в стране не занимается «сопровождением» новых материалов, поэтому сложно получить «добро» от пожарных на использование, сертификаты качества и так далее. Похоже, сегодня мало кого интересует, что, к примеру, строительный материал нового поколения – древесно полимерный композит ждет просто бум: выпущенные из него напольное покрытие, доски половые, террасные, палубные не деформируется под воздействием высокой влажности и воды.  ДПК экологичен, за ним легко и необременительно ухаживать, он выдерживает суровую русскую зиму, не меняя формы и свойств даже при температуре минус 50 С.

Пока ДПК недешев, снизить цену В. Глухих предлагает, используя вторичные полимеры или перерабатывая использованные изделия из древесно полимерного композита. Кроме того, как вариант – брать больше наполнителей в его состав. Но, уверен ученый, без государственной поддержки новому материалу не пробиться на рынок.

Заведующая кафедрой ландшафтного строительства, доктор сельскохозяйственных наук Людмила Ивановна Аткина – признанный специалист в своей области. Ей тоже было что сказать промышленникам. Оказывается, от мульчи, в качестве которой используют торфокрошку, солому, древесные опилки, навоз, навозные компосты, перегной, растительные остатки, хвою, камыш, опавшие листья и даже шишку, есть и польза, и красота. Недаром заграницей без мульчи не принимают объекты благоустройства. Неинформированность порождает анекдотичную ситуацию: мульчу к нам везут из Москвы, а здесь не знают, куда ее девать. Материал  идет на обустройство детских площадок, беговых дорожек, летних лыжных трасс, тропинок в заповедниках. Вот вам и область применения щепы, кстати, она прекрасно помогает бороться с грязью, фильтруя ее на обочинах дорог. Прекрасный технологический бордюр!

Проваленная программа

Казалось, встреча закончится на высокой ноте. Но тут выяснилось, что первого декабря министерство ЖКХ и энергетики Свердловской области благополучно провалило утверждение программы использования отходов  деревообработки, и финансирования ее на 2015 год ждать не приходится. Тогда собравшиеся решили написать письмо губернатору и рассказать о своих попытках отходы превратить в доходы, о том, что газу и мазуту есть альтернатива – древесина, ее можно использовать при выработки даже электроэнергии, а это актуально для нашего промышленного региона. В области тяжелая экологическая ситуация с отходами, и подвижек не видно.

За этими словами слышалась многолетняя боль производственников и ученых, которые, по сути, топчутся на месте, хотя у них в головах немало интересных и выгодных обществу проектов. Их надо изучить и наконец внедрить, с нуля до конечного продукта. Чтобы в следующий раз был повод не только посетовать на действительность, но и похвастать успехами. 

 Врезка

Арболит (деревобетон)  – это строительный материал, в состав которого входит обработанная древесная щепа, скрепленная цементом. Такой материал совмещает в себе свойства камня и дерева. Арболит обладает высокими теплоизоляционными показателями, не является горючим материалом, не усыхает и не гниет.

Есть мнение

 Оксана КИНЕВА, главный специалист по экологии администрации БГО:

– Монетный лесозавод закономерно стал площадкой важной встречи представителей науки и промышленности: здесь целенаправленно занимаются поиском путей эффективного и прибыльного использования отходов. Верится, что участников встречи услышат на самом высоком уровне: они говорили не столько о личной выгоде, сколько серьезной экологической проблеме – города и веси утопают в отходах. Но их можно и нужно превратить в полезный продукт.      

 

Лилия ЯНЧУРИНА, фото автора   

 

в новой котельной Монетного лесозавода;

загрузочный транспортер котельной;

генеральный директор ЗАО «Монетный лесозавод» Александр Николаенко;

опоры  ЛЭП и связи – основная продукция предприятия;

в цехе по выпуску форт-блоков

  

3048

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica