18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

Моя война длилась 34 года

14.04.2015 в 5:05

Я – инвалид войны второй группы, по профессии юрист. Мне пришлось воевать более 34 лет.

До 17 лет жил в одной из деревушек Калтисинского района Башкирии. С конца 1941 года на территории Калтисинского и Янаульского районов появилось много дезертиров с фронта. Одни жили тихо, сельчан не обижали, им не пакостили. Но были и такие, что организовывали банды, грабили голодных колхозников, сжигали дома неугодных, насиловали девушек. Это были российские фашисты.

Мужчины из деревень были мобилизованы на фронт, бороться с фашиствующими бандитами было некому. Местные органы НКВД из нас, подростков 15-16 лет, создали боевые группы, которые возглавили опера НКВД.

С утра до вечера мы трудились на разных изнурительных колхозных работах, по ночам на бандитов устраивали засады, облавы. Брали бандитов в плен, затем опера конвоировали арестованных и остальных дезертиров в тюрьму города Бирска за сто с лишним км от Янаула пешим порядком и на лошадях. По дороге бандиты убивали милиционеров и убегали.

Летом и осенью мы, подростки и опера, переодевались в женскую одежду, в тайне от населения бродили по лесам, выслеживали логова бандитов. А чтобы бандиты нас не заподозрили, мы имитировали сбор ягод, орехов фундук и грибов. Среди подростков в таких операциях были убитые и раненые. Я тоже получил одно легкое ранение.

За каждую опасную боевую операцию нам ставили повышенный трудодень, за который в ноябре-декабре мы получали по 200 грамм гнилого, стылого со льдом зерна пшеницы или ржи.

Работа в колхозе и боевые операции нас изнуряли, мы всегда были полуголодными, питались в основном, картошкой и тем, что выросло в огороде. Был кое-какой скот на подворьях. Неоднократно пытались отказаться от боевого дежурства, но опера говорили, что мы мобилизованы на войну и должны воевать как отцы воюют на фронте. Иначе с нами поступят как с бандитами.

В ноябре 1943 года нас мобилизовали на фронт. В 1944-45 годах я воевал авиадесантником в Венгрии по освобождению города Будапешт. Под венгерским озером Балатон в боях получил три ранения, в том числе насквозь прострелянное легкое. После лечения в трех госпиталях на территориях Венгрии, Австрии, Чехословакии с 1946 по ноябрь 1950 года служил в разных подразделениях Управления военной контрразведки «Смерш» при центральной группе войск на территории Австрии и Венгрии, участвовал в боевых операциях. Производили зачистку в Европе от нацистов. В этих боях получил еще одно ранение.

Из Второй Мировой войны я вышел в ноябре 1950 года, когда демобилизовался из армии. Хотел поехать в Ставропольский край к девушке-учительнице, с которой переписывался и на которой хотел жениться… Но, так как был крепостным большевизма, то по большевистскому закону, если был мобилизован на войну из колхоза, то после демобилизации должен был вернуться в этот же колхоз.

При демобилизации из Австрии нам на дорогу денег выдали мало, подъезжал к дому голодным – не ел двое суток. Приехал в летнем, очень изношенном обмундировании, в стоптанных кирзовых сапогах. Из моей дофронтовой одежды ничего не сохранилось, ее износили мать и младшие сестренки и братик. Отец наш без вести пропал в 1942 году при обороне Москвы.

В 1950-м зима была сурова, у матери денег не было, они вели полуголодное существование, ели картошку да хлеб из лебеды, крапивы и других трав.

Колхоз развалился. На конном дворе – пять кляч, две из которых были подвешены на веревках –стоять на своих ногах от голода и изнурительного труда не могли.

Вот так меня-победителя встретила родина-мать. Я понял, что надо бежать и вытаскивать семью из этого ада. Но как бежать без документов? В те времена за бродяжничество и бомжевание была статья в уголовном кодексе, определяющая лишение свободы. А в выдаче паспорта в Калтасинском райотделе милиции мне отказали, потому что я – крепостной колхозник, лишен права свободы. Я обманным путем за взятку паспорт все-таки получил, занял у двоюродной сестры-медички денег, забрал с собой младшего брата и удрал из колхоза в Свердловскую область. В городском отделе МГБ объявил, что я – бывший военный контрразведчик и 26 лет прослужил в органах милиции на оперативно-розыскной работе и в ОБХСС.

За время службы в милиции получил еще три ранения, бандиты даже резали мне горло. Особенно трудно пришлось в пятидесятые годы при малочисленном штате и нищенской зарплате. После смерти Сталина по амнистии из мест заключения были выпущены почти все рецидивисты-уголовники, у некоторых было по 10 и более судимостей со сроком отсидки более 50 лет в общей сложности. Около года милиция находилась на казарменном положении – сотрудники жили в своих кабинетах, домой приходили только повидаться с семьей, что-то помочь, помыться в бане. На службу уходили как на фронт с надеждой вернуться живым и невредимым.

Поликарп СМОЛИН (2 марта 1926 – 10 августа 1999)

 

2549

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica