18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

На фронт с дипломом фельдшера

20.04.2015 в 1:09

    – Война уже практически закончилась. Для эвакуации нашего передвижного армейского госпиталя были присланы две грузовые автомашины, – было видно, что рассказ о пережитом дается женщине с трудом. – Водители – двое молоденьких парней последнего призыва, весело переговариваясь, ели из котелков «солдатскую кашу», когда сверху послышался рев пикирующего бомбардировщика. Чтобы отличить наш самолет от фашистского, нам уже давно не надо было смотреть на небо. Слух научился различать их безошибочно. Поскольку я сменилась с дежурства, то имела право спуститься в импровизированное бомбоубежище. Во время дежурства мы не оставляли раненых одних ни при каких обстоятельствах. «Бегите за мной», – крикнула водителям и схватила одного из них за руку. Сбегая по ступенькам, почувствовала, как парнишка навалился на меня сзади. Я чуть не упала, успела подумать: «Что он делает?», – а дальше все было, как в кошмарном сне: горячая кровь из пробитого осколками тела текла мне на голову, шею, грудь. Я обмерла, потеряла способность не только двигаться, но и соображать. Подняли его, подняли меня. Мыли, переодевали, хлопали по щекам, совали под нос пузырек с нашатырем... Полностью очнуться я смогла лишь на второй день. Страшного в моей военной практике было много, но этих двух бойцов, почти мальчиков, не забуду до конца своих дней.

Валентина Ивановна надолго замолчала. Ее лицо, до этого улыбчивое, застыло. Скорбно опустились уголки губ, четче обрисовалась глубокая складка меж бровей, в глазах, которые смотрели мимо меня, как будто в то далекое время, отражалась боль пережитого.

В 1941 году Валя окончила медицинский техникум, получила диплом фельдшера и по распределению поступила на работу в детский противотуберкулезный санаторий на должность старшей медицинской сестры. Санаторий находился в городе Советске Кировской области, где и родилась Валентина Кузьминых. Жила она с родителями и младшей сестрой. Мама работала в военкомате, отец занимал ответственный пост заместителя следователя по особо опасным преступлениям. С такой работы на фронт не отправляли, – хоть подавай рапорт, хоть не подавай. Военный путь выпал старшей дочери и начался он в польском городе Котельнич, в прифронтовом госпитале №058/44.

В подчинении у младшего лейтенанта медицинской службы Валентины Кузьминых состояли такие же, как она молоденькие медсестры и санитары, в основном мужчины, не годные к строевой службе. Госпиталь двигался вслед за основными частями Красной Армии, которая к тому времени наступала.

Несмотря на то, что охрана медчасти осуществлялась и с земли и с воздуха, отдельные фашистские ассы умудрялись прорваться к месту расположения палаток с ранеными, и тогда можно было видеть в небе битву наших истребителей с немецкими самолетами. По словам Валентины Ивановны, это было жуткое и захватывающее зрелище. Наши всеми силами старались увести «немцев» в сторону от расположения госпиталя и если сбить то так, чтобы самолет не рухнул на палатки. Обстрелы из немецких дальнобойных орудий тоже не были редкостью. Во время одного из них, прямо на глазах Валентины погибла ее подруга – медсестра Ольга.

Раненые находились в передвижном госпитале до 35 суток и, если требовалось дальнейшее лечение, направлялись в тыл. Бомбежки, дежурства по двое-трое суток без сна не шли ни в какое сравнение с опасностью, которая подстерегала во время транспортировки раненых на подводах по, казалось бы, освобожденной польской земле в тыловой госпиталь. В лесу, деревнях да и в городах скрывались разрозненные немецкие части.

Обоз с ранеными был для них желанной добычей, так как для провокаций нужна была советская форма. На восьми телегах обычно находились 42 раненых бойца, 8 ездовых с автоматами, медицинская сестра и офицер медицинской службы с документами.

В одну из таких поездок до госпиталя добрались только две подводы – попали в засаду. Высланный по следам обоза отряд красноармейцев нашел тела погибших бойцов и истерзанное, обнаженное тело медсестры, опутанное колючей проволокой. Такие обозы нередко сопровождала и Валентина Кузьминых.

– Да что я, – говорит Валентина Ивановна, – всем досталось. Мы хоть сыты были. Наш главврач Дорошенко строго следил за работой кухни. У нас даже своя хлебопекарня была.

Домой вернулась в начале лета 1945 года и ужаснулась, какой хлеб ели мои родные, да и того давали всего по 400 грамм. Работать пошла в тот же детский противотуберкулезный санаторий на ту же должность старшей медсестры, что и до войны. В санатории почти ничего не изменилось, но изменилась я – появились в голосе командирские нотки. Нелегко было привыкать к мирной и очень непростой жизни. 

Валентина ИЗМОДЕНОВА

 

2401

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica