18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

Такое детство разве забудется

20.04.2015 в 1:11

Осталось нас у мамы трое детей: я старшая – 9 лет, брат Виктор – 4 годика, только что родившийся брат Павлик.

Отец до ухода в армию работал в старательской артели №32, эта маленькая шахтенка находилась в районе 712 шахты в лесу. Всех мужчин забрали на фронт, на шахте стали работать мой дед Илья Васильевич Поморцев, мама, тетя и другие женщины. Руководила в то время артелью Анна Ивановна Фыгина. Мы, ребятишки, часто бегали туда, летом собирали грибы, ягоды.

Маму и женщин отправляли на Калиновку добывать торф для электростанции. Нас, кто постарше, тоже брали с собой, мы переворачивали кадочки (кирпичики из торфа) для просушки. Работали целый день, ходили пешком из Березовского через лес. Анна Ивановна давала нам какие-то талоны на продукты.

Училась я в первой школе, потом привезли раненых и часть классов временно перевели в одноэтажное деревянное здание напротив церкви.

В школе давали нам небольшие булочки, а позднее – кусочек черного хлеба. Учительница резала булку на кусочки, буханка была сырая и крошилась, а в классе стояла тишина… Так вот эти крошечки учительница собирала, звала Соню – девочку из блокадного Ленинграда, которая у нас училась, и все крошечки высыпала ей в ладошку.

Летом мой дед с его другом дядей Яшей мыли золото на Жулановском разрезе. Меня и двоюродного брата Володю Поморцева брали в пай. Володя возил тачки с песком, а я подавала воду на станок, дед и дядя Яша промывали. Золото, что получалось немного намыть, сдавали в золотскупку Ширяеву, получали талоны на продукты, делили их на три пая: нам с Володей – один на двоих. Мы были рады такому заработку.

Особенно трудно было весной – кончалась картошка, а надо было садить огород. Выручала нас всегда бабушка. Она была небольшого роста, но шустрая и бойкая, ездила по деревням и обменивала кой-какие вещички на продукты. Она и меня брала с собой. Ехать надо было на местном поезде, а без билетов в вагон не пускали, приходилось моститься на подножках или между вагонами. Однажды мест не оказалось даже здесь, пришлось лезть на крышу вагона, а мне боязно, я реву. Бабушка говорит: «Не бойся! Как на сундуке доедем!». Такое детство разве забудется?

От отца реденько получали письма, но не сохранились они. В последнем он написал: «Как стемнеет – ничего не вижу, товарищи водят под руки». Бабушка плакала: «Куриная слепота…» Больше писем с фронта не было. Потом пришла похоронка – погиб в 1943 году. Похоронен на поле боя… А где это поле???

Мамы не стало в 1953 году. Так и жили сиротами.

Нина ПОМОРЦЕВА (Сотина)

 

 

1809

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica