18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

Письма с фронта. «Когда я вернусь»

12.05.2015 в 3:07

– Все свои 75 лет живу мечтой вслух сказать простые слова: «Папа, здравствуй, это я, твоя Хунна!»

Ей было пять лет, когда в деревне появился бравый высокий мужчина и предложил сфотографироваться. Хунна решила, что это папа, защебетала, потянулась к нему, но взрослые пояснили, что это чужой человек. На общем снимке 1945 года девочка вышла откровенно огорченная, понятно: детская мечта рухнула вместе с щелчком затвора фотоаппарата.

Через пару месяц во двор ворвалась двоюродная сестра Фаина с криком: «Папа пришел! Папа пришел!» Сидевшая на подоконнике маленькая Хунна замерла, Фаина же мигом стащила ее и понесла в свою избу. Оказалось, с войны вернулся брат отца – инвалидом, но живым. Он тихонько посадили племянницу на колени, угостил кусочком сахара. Однако он почему-то показался Хунне несладким.  

Девочка совсем не помни отца: в 1942-м ей, самому младшему ребенку, было только два года. Впрочем, Хафизьян Давлетханов мог не идти в армию: у колхозного счетовода башкирской деревни Истяково Искинского района имелась бронь. Но однажды ему стало невмоготу видеть молчаливые и укоризненные взгляды женщин, чьи мужья сражались или уже погибли от вражьей руки, и он, не говоря дома ни слова, уехал в райцентр и там явился в военкомат. На войну добрейший Хафизьян, так красиво певший дуэтом с женой Минликамалией народные песни, отправился в январе. А похоронка пришла уже 23 сентября. Страшный документ скупо сообщил 33-летней  вдове и пятерым детям, что красноармеец 49 минометного батальона Х.Д. Давлетханов убит и похоронен в лесу вблизи деревни Пески под Смоленском.

Еще одним испытанием для семьи стала мобилизация в армию старшего сына. Домой он вернется живым и здоровым, правда, через семь долгих лет. А мать будет спасать остальных четверых детей одна, без мужской поддержке, как, впрочем, все российские женщины военного лихолетья. Благо, за домом  – огород в 39 соток, а в хлеву  – корова-кормилица. Но далеко не все молоко ставилось на стол: для фронта сдавали килограммами топленое масло. Буренка была и за коня: каждый клочок земли надо было вспахать, один участок  – под лен, другой  – под пшеницу и горох, третий – ячмень, просо, коноплю.  Именно из конопли мать ткала на станке чулки и портянки, а из льна шила платья.

И все равно голод стоял за дверью: были дни, когда пекли лепешки из выкопанной на поле мерзлой картошки или перемолотой на мельнице коры дуба. Картошку бросали в печь в уже затухающие угли, и вкуснее этой еды, казалось, ничего нет. Картошка считалась за хлеб, и когда четверо оставшихся сиротами соседских детей заморозили ее в подполе, поскольку не оказалось дров топить избу, то голодная заглянула в их окна в «одну раму». Минликамалия, сама сирота, тогда взяла за руки девчонок и привела в свой дом.

–Посадит мама всех на лавку вдоль печи, выдаст по горсти семечек подсолнуха, а мы грызем их и радуемся счастью, что нас теперь так много, – вспоминает Хунна Хафизовна. – А что чувствовала тогда мама, одному Богу известно. Но соседские подружки благополучно перезимовали у нас. В сегодняшнее сытое время люди не всегда за стол гостя или соседа пригласят, а тогда все было общее – горе, кусок хлеба, тепло.

После войны Хунна пошла в школу-четырехлетку, потом отшагала в соседнюю деревню за восемь километров от дома, где была восьмилетка, и, наконец, одна из всех друзей и знакомых окончила десять классов. За свои успехи получила направление в Бирский пединститут, мама, сама неграмотная, обещала продать все хозяйство, лишь бы доченька училась. Но та разумно решила, что на 18 рублей стипендии пять лет не протянешь. В Златоусте поступила в техучилище и стала фрезеровщиком. Потом, приехав в Свердловск, она со своим высоким разрядом была востребована на лучших заводах.

Жизнь потечет по понятной схеме: выйдет замуж за березовского строителя Махмуда Валеева, они своими руками возведут в Лесозаводском поселке дом, перевезут из деревни маму, которая проживет с младшей дочерью 27 лет, родят троих детей, поживут в Казахстане и вернутся обратно в Березовский, станут дедушкой и бабушкой. Внуки Хунны Валеевой уже переросли ее, девочку из далекого военного времени. Она им рассказывает о своем отце и читает единственное сохранившееся письмо, датированное 23 апреля 1942 года. Как следует из текста, все солдатские треугольники из глухого леса под Смоленщиной долетали до башкирской деревни, что на границе с Пермским краем, и письма с открытками от домашних – за неделю-две, не теряясь в пути. Наверное, военные почтальоны понимали, что надо спешить: дорог каждый час, в следующую минуту адресата уже может не быть.

Но эти скромные герои из деревень, аул, станиц все же остались навечно в истории – в рассказах, медалях, письмах с передовой.   

«Пишет вам солдат Красной Армии Хафизьян. Жена Камалия, тебе большой привет. Старшим детям шлю столько приветов, сколько листочков на дереве, младшим – сколько звезд на небе. Пламенный привет моей Хунне. Привет  друзьям, соседям, родственникам. Я жив и здоров, с 8 марта в лесу на Смоленском направлении. Получил два письма, узнал ваши новости, рад, что все у вас хорошо. Будет еще лучше, когда я вернусь, ведь мы будем вместе. Получил письмо от сестры, оказалось, что старший брат тоже на войне. Здесь пока все спокойно. Сейчас весна, в эти дни наша река Тюй и ее окрестности, наверное, особенно красивы, жаль, мы этого не видим. Детям наказываю, чтобы к воде не ходили и в нее не заходили: могут  утонуть! А еще, чтобы береглись огня. Дети, помогайте маме, слушайтесь ее. Не выпускайте без пригляда Хунну на улицу и хорошо воспитывайте ее. Пишите мне обо всем. Я вот, соскучившись, написал вам. Письмо сейчас уйдет, а я останусь в блиндаже ждать весточкиёё. Будьте живы и здоровы!»   

 На снимке: Хафизьян Давлетханов незадолго до отправки на фронт 

Лилия ЯНЧУРИНА

 

 

 

 

2577

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica