18+
Специальная версия
Рекламный баннер 990x90px top

Ничего она не забыла, никого…

02.06.2015 в 7:30

Ольга Андреевна Корнильцева оказалась удивительной рассказчицей – в свои годы она помнила буквально все события, происходившие с ней в военное время.

 – Мне было 16 лет, когда началась война. Закончив семь классов, пошла работать в родной колхоз им. Молотова в деревне Мосина Каменского района, где председательствовал мой отец.

В декабре 1942 года открылись курсы медицинских сестер, куда она поступила учиться вместе со своей подружкой. Через четыре с половиной месяца они заканчивают эти курсы и в сентябре 1943 Покровским райвоенкоматом направляются в госпиталь 32-47, который отправился на III Белорусский фронт.

– Там мы приняли присягу. Нас было девять восемнадцатилетних девушек с Каменского района. С подружкой мы работали в одной смене, передавая ее друг другу. Так начались мои военные страшные будни. На целых два года у нас был общий адрес: полевая почта 24984, госпиталь 32-47. Куда фронт – туда и мы. Обосновывались, где придется. В Смоленской области стояли семь месяцев. Под госпиталь нам выделили полуразрушенную школу в деревне Ольхово Ярцевского района. Наша хозчасть немного подремонтировала здание, оборудовали там операционную, перевязочные кабинеты, а раненых бойцов разместили неподалеку в здании бывшего свинарника. Вычислили его, выскоблили, на пол уложили какое-то сено, траву, соломку, чтобы помягче было, сверху расстелили простыни, а на них – раненых. Об удобствах и не вспоминали.

Ольга Андреевна своим рассказом уводила меня в то далекое время. В ее глазах нет-нет да и заблестит слезинка. Ничего она не забыла, никого. Это только говорят, что время лечит.

Там, в деревне Ольхово, уже были и блиндажи и землянки. В одной из таких землянок мыли раненых солдат. Воду грели в приспособленных бочках, ставили их на камни, а под ними разводили костер. Раненых подвозили так называемые «летучки». 

– Никогда не забуду свою первую «летучку», – продолжает ветеран. – Недалеко бой, слышен вой и грохот снарядов, а раненые – кто стонет, кто бредит и все рвется в бой, а другой так окровавлен, что не знаешь, как к нему подступиться. Как снять то, что называлось одеждой, чтобы еще не добавить боли. А ведь мы должны подготовить их для осмотра. Я уже тогда поняла, как не хватает мне полученных знаний по медицине. Ведь курсы медсестер давали только азы: как перебинтовать, наложить правильно шину, обработать рану всеми подручными средствами, обезболить... Все приходило с опытом, училась, глядя на действия врачей, старших медсестер. Очень страшно было во время бомбежек, но и к ним привыкла.

Ольга Андреевна продолжала вспоминать тяготы и лишения: о том, как катастрофически не хватало бинтов, поэтому стирали уже использованные. Иногда в ход шло все – платки, нательное белье, простыни. Удивительные люди были рядом, намного добрее, чем сейчас. И это не смотря на то, что вокруг война, боль и горе. Здесь же в Ольхово Ольга Андреевна сдружилась с одной из местных девушек, что помогала в госпитале. Люди приходили помочь ухаживать за ранеными, стирали одежду, грели воду, мыли, кормили – выполняли любую работу санитарок. Спустя много лет после войны О. Корнильцева написала письмо в школу Ольхово и школьники откликнулись, помогли ей разыскать ее фронтовую подругу. Вот только встретиться им не пришлось, обе уже были замужем, жили в деревнях с хозяйством, огородом и детьми. Не уедешь! Так и были связующими только теплые письма, которые до сих пор хранит моя собеседница.

Ольга Андреевна рассказывала так увлекательно и доходчиво просто, что в какой-то момент я вместе с ней почувствовала страх от бомбежек, вместе с ней делала уколы, накладывала шину на переломы, бинтовала, несла тяжелые носилки с ранеными, получала осколочное ранение в плечо, когда разорвавшийся фашистский снаряд выбил все стекла в госпитале…

Потом была Прибалтика и Вильнюс. Здесь под госпиталь выделили трехэтажное здание, совершенно шикарное по меркам войны. И госпиталь стал необычным, а репортуированным, здесь уже находились не только советские раненые, но и американцы, прибалтийцы, англичане и в палаты уже заходили с переводчиком. Здесь, в Прибалтике все больше и больше росло ощущение скорого конца этой кровопролитной войны.

Шли ожесточенные бои, фронт передвигался все ближе к Германии, а вместе с ним – госпиталь 32-47. И вот – Пруссия, Хальсберг. Наконец, 5 мая прозвучало долгожданное слово «Победа». Праздновали ее всем госпиталем, тут же, на площади Хальсберга. Скоро домой!

Но в июле 1945 г. госпиталь переправили на Дальний Восток, I Дальневосточный фронт в г. Уссурийск.

– Ехали полтора месяца, – вспоминает Ольга Андреевна. – В Уссурийске, как госпиталь, мы почти не работали. Вскоре нас отправили на уборку овощей в Благовещенск. Собирали помидоры (у нас в то время на Урале их еще не было) и скирдовали овёс. После Благовещенска нас отправили на расформировочный пункт, где формировался состав для отправки на Урал. Так в ноябре 1945 г. я приехала домой на станцию Перебор. Демобилизовалась в звании младшего сержанта медицинской службы. Очень хотела учиться дальше, но обстоятельства не позволили воплотить мечту в жизнь. Дома ждала больная мать с четырьмя детьми: три брата и сестренка. Отец умер еще в 1944 году. В 1946 г. Оля вышла замуж и началась мирная трудовая жизнь. После смерти матери в 1953 году все заботы по воспитанию братьев и сестры легли на плечи супругов Корнильцевых. Со временем прибавилось и своих двое детей, так и жили большой дружной семьей. Братья помогали, как могли, по хозяйству и в поле.

– Тогда всем жилось нелегко, – время послевоенное! – говорит Ольга Андреевна, и мы были не исключением. Но всех вырастили, поставили на ноги. Все братья отслужили в армии, женились. И свои дети выросли, разъехались кто куда. Только бы жить, но в 1980 году прямо на сенокосе умирает муж от сердечного приступа. И в 1987 году она перебирается к детям в Березовский.

Читаю ее автобиографию, очень короткую и лаконичную (всего одна страница!) и думаю: сколько же силы в этой милой невысокой женщине, если смогла пережить такое. Только в этой семье на полях Великой Отечественной войны осталось лежать пятеро: двое со стороны матери, трое со стороны отца.

После выхода на пенсию Ольга Андреевна еще 9 лет помогала своему совхозу: была сборщицей молока у населения. В общей сложности она отдала ему сорок лет совей жизни. Десять из них – ученицей, двадцать – бухгалтером, одиннадцать – заведующей молочно-товарной фермой. В 1975г. Борис Ельцин вручал ей орден «Знак Почета» за трудовые заслуги. Этот орден прибавился к боевым наградам: Сталинской грамоте за борьбу с японцами, Ордену Отечественной Войны II степени, к медалям «За победу над Германией, Японией», медали Жукова, к медали «60-летие Победы» от президента Белоруссии Лукашенко и всем юбилейным медалям Великой Отечественной войны.

 Надежда ЮРЬЕВА

 

ГОРЖУСЬ И УВАЖАЮ!

 Таисия КОРНИЛЬЦЕВА, правнучка (5 класс, лицей №3 «Альянс»):

– Моя прабабушка, Ольга Андреевна Корнильцева, в начале войны была шестнадцатилетней девушкой. Она, как и все в этом возрасте, мечтала, строила планы. Но началась война… Окончив курсы медицинских сестер, прабабушка ушла на фронт. Страшной была ее жизнь на войне, тяжелой была работа во фронтовом госпитале. Скольких убитых видела она, сколько раненых солдат вынесла с поля боя – и не сосчитать. Пыталась помочь каждому, поддержать, не смотря на то, что самой было очень страшно. До сих пор вспоминает об этом со слезами.

День Победы – большой праздник для нашей семьи. Прабабушка надевает форму и ордена, накрывает стол. Мы все собираемся у нее и дарим ей цветы. Как же я горжусь своей Ольгой Андреевной, моей милой, доброй, самой любимой прабабушкой! Горжусь и уважаю. Как хочется быть на нее похожей: быть мужественной, если нужно, трудолюбивой и так же любить свою Родину.

 

1208

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 468x60px posleobjav
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Рекламный баннер 300x100px right1
Рекламный баннер 300x100px right2
Рекламный баннер 300x100px right3
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Yandex.Metrica
Yandex.Metrica